Анастасия Илларионова: «Максимально выполняю свою работу, чтобы доверяли именно мне»

Анастасия Илларионова: «Максимально выполняю свою работу, чтобы доверяли именно мне»

11.12.2021
1026

Линейный сборной России Анастасия Илларионова в интервью «Матч ТВ» рассказала о том, какого быть единственной в своем амплуа.

– В последнем матче со словенками наша команда сыграла вничью. Как восприняли этот результат?
– Больше огорчены. Наверное, эта ничья дороже победы, потому что мы проигрывали, однако нашли в себе силы, чтобы догнать словенок и в итоге заработать хотя бы одно очко. Но мы понимали, что должны были забирать два очка.

После матча по микст-зоне, как мне показалось, все шли злые. На кого злились: на себя или на соперников?
– Конечно же, на себя. Только на себя. Понимали, что из-за своих ошибок, из-за своих моментов не смогли забрать два очка. В итоге игра вышла «валидольная», как говорят болельщики.

В первом тайме вам пришлось покинуть площадку на несколько минут. Что там случилось?
– Был игровой момент. То ли наступила на ногу сопернице и подвернула голеностоп, то ли неудобно поставила ногу. У меня уже был травма на этой ноге. Поэтому пришлось немного отойти в сторону, чтобы доктор затейпировал, дал таблетку. Затем я вернулась.

Как сейчас дела с голеностопом?
– Сейчас уже лучше, что странно. Обычно ночью поспишь и утром все становится хуже. Но после матча я сделала максимально возможные процедуры. Врачи нам тут помогают, как могут.

В матче с Польшей вам тоже досталось  разбили губу. Как все произошло?
– Я была в защите, девочка бросала и продолжила мне по лицу. Я сначала посмотрела, футболкой вытерла и подумала: «Ну, просто губу разбила». Добежала до нападения и понимаю, что ничего не вижу. Видимо, сильный был удар. Побежала на замену, а у меня уже там очень много крови. Быстренько все убрали, все возможное сделали, чтобы могла вернуться в игру. Это тоже игровой момент. Никто от этого не застрахован. С губой сейчас вообще все хорошо. Уже через два дня все затянулось.

Насколько я понимаю, линейным достается больше всех?
– Да, у нас такое амплуа, максимально контактное что в защите, что в нападении.

Вы к этому, наверное, уже привыкли?
– Да. Иногда девочки извиняются, что за футболку дернут, но ты уже на это даже не обращаешь внимания. Реально становится привычным.

Можно ли на этой позиции отыграть матч без синяков и царапин?
– Кстати, кожа тоже привыкает. Не сказала бы, что на теле много синяков. У кого как.

— Грязные приемы часто используют против вас?
– Теперь уже мало. Но грубая игра в пределах правил присутствует практически в каждой встрече. Но чтобы грязно – такого давно не было. Хотя против Словении был достаточно жесткий матч, если честно. Балканские команды таким стилем игры и отличаются. Могут сыграть грубо в руку или в лицо случайно продолжить. Могут где-то подтянуть, подтолкнуть из-за спины. Такие какие-то моменты, которые не очень приятны и корректны.

На юниорском уровне они по-другому себя ведут?
– Мы заметили, что это у них везде такое. Видимо, такова балканская школа, которой обучают с самого детства.

Какой самый жесткий удар прилетал?
– Когда мне с поляками в лицо попали. Было столько крови, сколько никогда не было после ударов. А так подобное может случиться и на тренировках, иногда и в голову попадают. Не сказать, что это становится регулярным, но присутствует в нашей жизни и не оставляет серьезных отпечатков в памяти.

Как ваша мама реагирует на все это?
– Так как мама давно интересуется моей жизнью и многие моменты понимает и знает, то на такие моменты, как в матче со Словенией, когда я подвернула голеностоп, реагирует очень сильно. Спрашивает, переживает. Видно по ее лицу, что беспокоится. Но это уже не так, как в самом начале, где чуть ли не за сердце хваталась каждый раз. Раньше были моменты, когда я упала и лежу. Она тогда все время подскакивала. И я ей однажды сказала: «Мам, если я лежу, это не значит, что мне больно. Я могу просто полежать, чтобы чуть-чуть отдохнуть». После этого стала проще к подобному относиться.

Обычно же линейные более габаритные девушки, чем вы?
– Да.

Насколько вы ощущаете эту разницу? Чувствуете, может, что вам сложнее, чем остальным?
– Какие-то у них есть сильные стороны за счет своих размеров и габаритов. Безусловно, если посмотреть всех линейных, то, возможно, так и есть. Но, значит, я имею другие преимущества. Не сказала бы, что из-за своих небольших габаритов я не сильная. Люди, которые со мной работают в тренажерном зале, удивляются тому, насколько у меня много сил.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Публикация от Анастасия Илларионова 🌸 (@illarionovaaa67)

Почему вообще оказались на этой позиции?
– В детстве я играла и сзади, но потом в какой-то момент тренеры поставили в линию, и у меня неплохо получалось. Можно было от обороны быстро убегать в отрыв. Скорость тоже присутствовала. Так и осталась на этой позиции.

В детстве и юношестве так же отличались в габаритах от других?
– Наверное, нет. Мы примерно были одной комплекции.

На матче с Сербией меня впечатлила своей комплекцией Мария Петрович. Не страшно выходить против таких мощных игроков?
– Нет, не страшно. У нас достаточно большой опыт. В силу того, что я с ЦСКА поиграла в Лиге чемпионов, то уже понимаю уровень игроков. Никакого страха нет. Находишь, как можно этому противодействовать. У любого игрока и любой команды есть слабые стороны, которыми можно пользоваться.

Когда Петрович удалили, вам стало легче?
– Это может быть как плюсом, так и минусом. Может, было проще ее разыграть, когда она стояла в защите. Но, естественно, при их нападении стало намного легче, когда ее удалили, потому что это основной игрок, все строилось через нее.

Главный тренер сборной Людмила Бодниева тоже играла на вашей позиции. К вам теперь стало повышенное внимание?
– Безусловно. В нашей стране, как известно, проблемы с гандболистками этого амплуа. И я очень рада, что сейчас у нас главный тренер, игравшая на этой позиции. Какие-то нюансы, какие-то моменты она мне говорила, еще когда работала с нами в ЦСКА, которые до меня в свое время не донесли. Это очень ценно.

Почему линейных в стране, на ваш взгляд, стало мало?
– Хороший вопрос. Самой интересно. Не знаю.

Со стороны Людмилы Валериевны претензий стало больше в связи с тем, что она знает все ошибки игрока вашего амплуа?
– Здоровая критика – это абсолютно нормально. Мы же не можем получать только лестные слова в свой адрес. Все очень доступно. В процессе работы она тебе говорит, что тебе нужно исправлять, что ты сам за собой можешь не заметить.

Вы сейчас номинально единственная линейная в сборной. Чувствуется ли больше ответственности?
– Это колоссальная ответственность. Понимаю, что нет незаменимых, но максимально стараюсь делать свою работу так, чтобы доверяли ее именно мне. А доверяют мне сейчас очень много. Поэтому выкладываюсь, чтобы не разочаровывать ни себя, ни тренеров, ни руководство.

Сил на весь турнир хватит, чтобы выкладываться так каждый раз?
– Знаете, после хороших игр мы не только отдаем эмоции, но и получаем. Когда ты получаешь эмоции, то физически легче. Конечно, уже середина турнира, уже достаточно тяжелое время. Начинаются матчи все сложнее и сложнее. Но пытаемся разгружаться как-то в процессе.

Сейчас вы единственная линейная сборной, но полгода назад ситуация в команде была другая. В состав на Олимпиаду вас не взяли. Как это восприняли?
– Любой спортсмен мечтает туда попасть. В большом спорте сложно без цели, которая тебя движет. Когда я работала на сборах, то понимала, что такой вариант не исключен. Но когда начинаешь работать и включаться, то забываешь о подобных моментах. Естественно, было неприятно, особенно первые недели полторы, когда у тебя в голове это все укладывается. Но потом в любом случае понимаешь, что даже подготовка к Олимпиаде с игроками такого класса, это очень большой опыт.

Мотивировало ли это на дальнейшую работу?
– Да. Мне тренер дал несколько дней выходных, чтобы я пришла в себя физически и морально. Затем мы уехали с ЦСКА на сборы в Абрау-Дюрсо. Естественно, там мотивации лишней не нужно, чтобы начинать работать. Ты понимаешь, к чему ты готовишься. На Олимпиаду уже не попала, надо двигаться дальше, впереди сезон. Именно в это время закладывается фундамент.

Нынешний чемпионат мира для вас второй в карьере. Насколько он другой?
– Совершенно два разных чемпионата. Когда ты по ту сторону, когда ты немного не в игре, в стороне, на лавочке – это совсем иное. Нежели сейчас, когда тебе доверяют максимальное количество времени. Поэтому эти два чемпионата даже не сравнить.

Неважных матчей на турнире уже не осталось. Напряжение в команде возрастает?
– Да, все понимают, что накал страстей растет. Но мы сюда за этим и приехали. По ходу турнира получаем опыт, видим, что можем играть с любой командой. Главное – делать работу над ошибками, играть дисциплинировано, двигаться шаг за шагом, от игры к игре.

   

Михаил Кузнецов / «Матч ТВ»
Фото: Роман Гарес / ФГР

1026
Читайте также

Мария Дувакина: «Мечта – закрепиться в национальной команде»

Вратарь национальной команды и «Динамо-Синары» – о сборе, подготовке к сезону и переходе в волгоградский клуб

Дарья Дмитриева: «Серебряная медаль Олимпиады – весомое достижение»

Капитан сборной России и словенского «Крима» – об Олимпиадах Рио-де-Жанейро и Токио, работе с Трефиловым и переезде в Словению

«Эмоции, сила воли, страсть, успех». Год спустя с гандболистками олимпийского Токио

Большой материал «Быстрого центра» в честь серебряных медалей сборной России на Олимпиаде Токио-2020.

Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}