Виктория Алпаидзе и Татьяна Березкина: «Наша мечта – отсудить финал Олимпийских игр»

Виктория Алпаидзе и Татьяна Березкина: «Наша мечта – отсудить финал Олимпийских игр»

17.09.2018
1627

Российская судейская пара арбитров Виктория Алпаидзе - Татьяна Березкина известна, пожалуй, даже тем, кто совсем недавно следит за гандболом. О чем свидетельствует их популярность – занятость на матчах Лиги чемпионов, чемпионатах мира, Европы, а также Олимпийских играх.

Вот и начавшийся сезон тоже обещает быть насыщенным. Алпаидзе и Березкина несколько недель назад побывали в Вене на судейском семинаре Европейской федерации гандбола, приуроченном к женскому чемпионату Европы-2018. А еще – успели отработать в Звенигороде, Москве, Тольятти.

Словом, тем для разговора с ведущей судейской бригадой страны было предостаточно. В чем рецепт успеха Алпаидзе и Берекиной? Кто сыграл решающую роль в их судьбе? Почему они отказываются от примет? Об этом и многом другом читайте в нашем интервью.

«ДОБИТЬСЯ УСПЕХА В ОДИНОЧКУ НЕВОЗМОЖНО»

– Ваша судейская пара – одна из лучших пар России, Европы и мира. Как вы сами воспринимаете свой статус?

Виктория Алпаидзе: – Мы никогда не считали себя фаворитами. И не говорим, что лучшие. Понимаем, что нам еще работать и работать.

Скромность похвальна, но послужной список говорит об обратном. Когда только начинали судейскую карьеру, предполагали, что будете работать на всех крупных турнирах, включая Олимпийские игры?

В.А.: – Таких предположений не было, а вот желания чего-то добиться было хоть отбавляй. Никогда не думали: «Посудим матчи, а там видно будет, получится или нет». Расскажу историю. Я родилась в Петропавловске-Камчатском, и когда речь пошла о переезде в Санкт-Петербург, мама говорила, что не факт, что получится со спортом. А я возражала: я обязательно прославлю нашу фамилию и попаду на Олимпиаду! Вспоминать это, конечно, сейчас смешно. Но с другой стороны, видите, уже в детстве ставила перед собой самые высокие цели.

– В чем причина вашего успеха?

Татьяна Березкина: - На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Это не только наша заслуга, но и заслуга всех тех людей, которые помогали и поддерживали нас. Наших учителей, семей и друзей. Главное – четко знать, чего хочешь. А когда у тебя такой напарник, как Виктория, добиться успеха легче.

В.А.: – Согласна с Татьяной. Невозможно добиться успеха в одиночку.  

«РОЛИ РАСПРЕДЕЛЕНЫ 50 на 50»

– Напомните, как образовалась ваша судейская пара?

В.А.: –  2005 год. К тому моменту было понятно, что наша игровая карьера по разным причинам завершена. «Трэмп-Спартак», за который мы играли, закончил свое существование, были проблемы со здоровьем, и предложений о переходе в другие команды не было…И вот однажды мы возвращались из института с нашими друзьями, судьями Эдуардом Кобзарем и Константином Ершовым, ехали в автобусе, и ребята рассказывали, какая у них интересная жизнь, как они бывают в разных городах, работают и путешествуют. И нас словно ударило током, мы с Таней одновременно переглянулись, и все стало понятно без слов. Тут же стали действовать, обратились в Санкт-Петербургскую федерацию гандбола к Юрию Константиновичу Таранухину, и он помог нам попасть на семинар молодых судей в Тольятти. И так все началось.

– Сразу почувствовали, что подходите друг другу?

– Т.Б.: – О, нет! На это потребовались годы. Помню, когда мы вместе учились в спортклассе, наш тренер, Наталья Аркадьевна Кожевникова-Веркалец буквально заставляла нас общаться, взаимодействовать.

В.А.: – Точно! Тренер селила нас в одной комнате, настаивала на том, чтобы мы проводили больше времени вместе. Представьте: два импульсивных человека, да еще с характером. Как их соединить? На первых порах – насильно. А потом через стрессы, путем анализа, методом проб и ошибок «притерлись» друг к другу.

Т.Б.: – Очень многое в нас вложил наш учитель Геннадий Алексеевич Очеретин. Он провел огромную психологическую работу, направленную на взаимопонимание и восприятие нас как судейскую пару арбитров.

В.А.: – Именно. Разъяснял, как нужно себя вести, что нужно делать. И таким образом отшлифовал «острые углы».

– Как двум лидерам, людям импульсивным «ужиться в одной берлоге»?

– В.А.: - Это как отношения в семье, где нужно учиться уважать друг друга – мнение, личное пространство, а также уступать. Первое время случались споры, ссоры. Только со временем мы пришли к осознанию, что нужно уступать. И первой этот пример подала Таня. Как-то раз во время очередного такого эпизода она сделала шаг назад, хотя тоже считала, что права, и…эта позиция оказалась сильнее. Она оставила меня с ощущением, что атаковать – не значит выигрывать.

– Когда-нибудь ваша пара была близка к распаду?

Т.Б.: – Наверное, в самом начале, когда у нас был сложный период. Вполне могли разойтись, как в море корабли. Но спасибо Геннадию Алексеевичу Очеретину, который ездил с нами на соревнования, много беседовал, объяснял, что мы одна команда. То есть делал всё, чтобы нас сплотить.

– Кто сейчас среди вас лидер?

В.А.: - Мы научились понимать, кто в чем сильнее, и тянемся друг к другу, как ниточка к иголочке. То же самое и в жизни: в каких-то моментах я более ответственная, в каких-то Татьяна, например, в работе с документами и так далее.

Т.Б.: – Это правда, мы четко распределяем роли на площадке. В каких-то матчах Вика занимает лидирующую позицию, а я иду за ней. В каких-то, напротив, я руковожу Викой. А еще есть матчи, где наши роли распределены 50 на 50. Вика занимается «своей» работой, а я своей.

БОЛЬШЕ 50 МАТЧЕЙ В ГОД

– Сколько матчей в год вы обслуживаете?

В.А.: – В среднем это 25-30 матчей в Суперлиге, 10-15 матчей Высшей лиги, около 5-6 игр Лиги чемпионов, 5-6 матчей чемпионата мира или  Европы, юниорские и молодежные чемпионаты. Вот и считайте – больше 50.

– Ого! Голова кругом от столь насыщенного графика и обилия матчей не идет?

–Т.В.: – Иногда такое бывает. Порой случается, когда спрашивают, откуда вернулась, не сразу и ответишь, насколько все сливается в памяти. В то же время не раз говорили друг другу: хорошо, что мы не игроки. Вот у них – это график. Все-таки у нас расписание не столь напряженное.

В.А.: – Это абсолютная правда. Не раз случалось такое на границе: откуда приехали? А ты теряешься. Или звонит мама, спрашивает, где вы находитесь? И нужно какое-то время, чтобы понять, где мы были, как доехали...

Какой для вас самый запоминающийся или самый важный матч в карьере?

В.А.: – Надеюсь, самый важный матч у нас ещё впереди (смеется)

Т.Б.: – Первое, что приходит на память, это матч Лиги чемпионов сезона-2012/13 «Дьер» - «Будучность». Для нас это была только третья игра на таком уровне, и объективно у игроков было больше опыта, чем у нас.

В.А.: – Мы оказались не готовы к тому, что каждый игрок по-гандбольному умный. Обычно бывает, что в командах по два-три игрока, которые все хорошо знают, понимают. А тут каждый норовил нас перехитрить, обмануть.

Т.Б: – Во время матча в голове было только одно – лишь бы ничего не упустить. А после игры, честно, была в шоке от всего пережитого.

В.А: – Считаю, что в целом мы справились. Но в то же время не контролировали игру полностью, уж слишком много было неожиданностей, по причине которых упускали нить игры. И так происходило в течение матча несколько раз: только «соберешь» игру, как она снова уплывает. А если говорить о важности, то я бы поставила на первое место матчи Олимпийских игр в Рио-де-Жанейро.  Потом – финал чемпионата Европы-2016 между сборными Норвегии и Нидерландами.

«БЕЗ ВНУТРЕННЕГО СТЕРЖНЯ ДЕЛАТЬ В СУДЕЙСТВЕ НЕЧЕГО»

– Хорошо помните свой первый матч?

В.А.: – Это был чемпионат Санкт-Петербурга между мужскими командами. На площадке были как игроки, закончившие карьеру, так и гандболисты весьма высокого класса. Ощущения были довольно сильные. Главное, что я вынесла после матча – если не будет внутреннего стержня, делать в судействе нечего.

– Помните свои ощущения перед игрой? Это мандраж? Страх?

– Т.Б.: – Перед матчем однозначно волновалась. Да и сейчас тоже. И это нормально, мы ведь не роботы, даже когда президент страны в сотый раз произносит речь, мне кажется, он тоже волнуется. Знаете, какой момент особенно важен? Самое начало, когда выходишь на разминку. Ведь сразу же оказываешься в самом центре внимания игроков. А когда матчи мужских команд обслуживают девушки…Ощущаешь на себе двойную концентрацию внимания.

В.А.: – И здесь важно даже внешне показать свой настрой, свою личность. Что такое внутренний стержень? Это не позволять игрокам или тренерам оказывать влияние на принятие решений. А такие попытки бывают регулярно – споры, крики. Некоторые игроки-мужчины до сих пор не признают арбитров-девушек. Важно отбрасывать эти эмоции в сторону, не пропускать через себя. Но это, конечно, приходит с опытом.

– То есть, можно воспитать в себе тот самый «внутренний стержень»?

Т.В.: – Конечно, это в том числе, и постоянная работа. Мы просматриваем матчи, анализируем ошибки и обязательно обращаем внимание на наши внешние проявления – движения, перемещения, как мы жестами, взглядом, мимикой «преподносим» аудитории свои решения.

В.А.: – Или, бывает, вижу, Таня 3-4 секунды стоит на одном месте, на передвигается. Я сразу же по аудиосвязи: «Что стоим?» Ведь 3-4 секунды – это большое время, можно что-то пропустить. Такими подсказками помогаешь и себе. Ведь конечный итог– результат командной работы.

Известно, что спортсмены по-своему настраиваются на матчи. А у вас есть свои особенности?

– В.А.: – Перед каждым матчем мы тщательно готовимся – это касается и распорядка дня, правильного питания, так и разбора команд, игроков, обсуждения технических моментов. Но также мы настраиваемся и эмоционально. Вот вам свежее впечатление из Польши, где мы летом работали на чемпионате мира U-18. В раздевалке клуба «Кельце» стоит бумбокс, куда закачено около двух десятков зажигательных, позитивных песен. Включаешь на полную мощь, и чувствуешь, что «глаза горят», ты эмоционально заряжен, то есть, готов к игре. Какую музыку мы предпочитаем? Точно не рок. Как правило, это танцевальная музыка: латина, рэп, диско или русская поп-музыка.

Т.Б.: – Да, при этом мы стараемся исключить из практики приметы. Именно приметы рушат практически всю подготовку! Например, раньше мы составляли план – три минуты на одно, пять минут на другое. Стоит что-то нарушить, где-то отступить от намеченного графика, и все рушится. Сразу все не то, все не так, начинаешь сам себя вводить в стресс.

В.А.: –Таня права, первое, что она сделала – стала отучать меня от примет. А как оказалось, у меня их было немало. Забыл напульсник, носки или что-то еще – и впадаешь в стресс. А сейчас это у нас только вызывает смех. Какой смысл копить в себе негативные эмоции? Из любой ситуации можно найти выход.

«У НАС «ИГРОВОЙ» СТИЛЬ»

– Каким бы вы назвали свой стиль судейства?

Т.Б.: – Каждый человек индивидуален, поэтому и наша судейская пара отличается от других. Среди арбитров есть кто-то энергичнее, кто-то спокойнее, и они дополняют друг друга. Например, у испанцев очень жесткая манера судейства. У датчан более академический стиль судейства. Французы отличаются спокойным, классическим стилем. А я бы назвала наш стиль судейства «игровой». Мы полностью вовлечены в процесс. Находимся в постоянном контакте с игроками, «даем играть».

Вы чувствуете внутренний барьер, когда нужно как-либо наказать игрока или тренера с именем? Например, в футболе не каждый покажет желтую карточку Криштиану Роналду.

– Т.Б.: – Прежде всего должно быть уважение со стороны арбитра к участникам матча, причем независимо от регалий. Но превыше всего – это правила гандбола, которые едины для всех, будь то начинающий игрок или матерый профессионал. Мы как арбитры несем букву закона, поэтому у нас не может быть дифференцированного отношения к участникам матча.

– Вы работаете на крупнейших турнирах. Как, например, после матчей Лиги чемпионов найти мотивацию на игру Суперлиги «Луч» - «Ростов-Дон»?  

В.А.: – Мое мнение, нам не надо искать мотивацию на игры чемпионата России, так как любой матч чемпионата для нас не менее важен, чем игра Лиги Чемпионов. Это только кажется, что такие игры легкие, на самом деле – они гораздо сложнее.

Т.Б.: – Мотивировать себя на такие игры очень легко, потому что на подобных матчах мы получаем огромный опыт. Чем выше уровень игроков, тем проще судить, так как они допускают меньше технических ошибок, меньше фолов, меньше грубости. А когда работаешь на матчах ниже уровнем, либо когда есть большая разница в классе между командами, работы гораздо больше. Нужно постоянно держать концентрацию, видеть зацепы, толчки и многое другое.

Вспоминаю польский Кельце. На юниорском чемпионате мира для нас игры турнира стали отличным тестом. Высочайшие скорости, хороший уровень подготовки игроков. Матч Южная Корея –Франция –  45:39, это что-то невероятное! Один только счет говорит сам за себя, насколько это была насыщенная, а оттого и сложная игра.

«ПОСТОЯННО УЧИМСЯ У СВОИХ КОЛЛЕГ»

–  Кто для вас лучшая судейская пара?

В.А.: – В вопросах судейства таких понятий не существует. Есть несколько судейских пар, и у всех чему-то учишься, берешь самое лучшее. Нельзя сказать, что какая-то пара арбитров – лучшие. На топ-уровне примерно все судейские бригады равны, просто у кого-то есть одни сильные стороны, а у других – иные компоненты.

– Но между судейскими бригадами есть внутренняя конкуренция?

Т.Б.: – Все, как и в обычной жизни. Отношения могут быть разными, но вместе с делегатами, инспекторами – мы все одна большая семья.

В.А.: – Мы стараемся друг другу помогать, даже в жизненных ситуациях, а не только как коллеги.

Т.Б.: – Понятно, что конкуренция есть всегда. Назначения на игры напрямую зависят от качества нашей работы. Понятно, что у каждой судейской бригады есть свои профессиональные секреты. Но никто ни от кого не закрывается, общаемся, делимся знаниями.

– На какой стадии находится ваша карьера? Это взлет? Пик?

В.А.: – Я думаю, что у нас стадия стабильности. Мы достигли определенной планки, которую взяли за год до Олимпиады. Мы хотим работать на матчах до тех пор, пока будут позволять обстоятельства – здоровье, семья, другие факторы. Дай Бог нам дойти до еще одной Олимпиады. Хотя нет – сначала до чемпионата мира-2019.

– Вопрос, которым особенно интересуются профессионалы. Верны ли ощущения, в женском гандболе отношение к правилу «приземления» более лояльно?

Т.Б.: – Вопрос о «приземлении» нам задают достаточно часто. Сразу скажу о лояльности – точно нет. Для судей это одно из самых сложных правил, потому что физически очень сложно точно определить момент отрыва мяча от руки и приземление. В последнее время со стороны ЕГФ и ИГФ на это правило обращается особое внимание. На судейских семинарах нередко разбираются эпизоды, на которых четко видно это нарушение правил. И такие голы зачастую бывают решающими. Кстати, нарушение правила «приземления» встречается в мужском и женском гандболе в равных пропорциях.

– На что ещё ЕГФ и ИГФ обращают особое внимание? Какие общие тенденции?

В.А.: – 100% - это борьба с грубостью. Ведь даже незначительное касание в не опорном положении или на высокой скорости может привести к серьезным последствиям для здоровья игрока. Еще одна тенденция – определение «защита в зоне» или «на игрока», это актуально, поскольку 95% команд используют защиту 6-0. Важно определить, где находился защитник – в зоне или вне зоны.

«ОТКАЗЫВАЕМСЯ ОТ ПРИМЕТ»

– Что еще вам бы хотелось добиться в качестве арбитров? Финала Олимпиады?

Т.Б.: – Вы правильно сказали - финал Олимпиады.

В.А.: - Полностью согласна с Татьяной. Только в одном случае мы будем даже рады не судить финал – если в решающем матче Олимпийских игр будет играть сборная России.

– Финальное. В одном из интервью девушка, арбитр ФИФА, рассказала, что всегда выходит на матчи с розовым свистком. У вас есть своя «фишка»?

– В.А.: –Вообще ИГФ придерживается строгих правил – классический стиль, никаких ярких, «кричащих» тонов, или татуировок. Конечно, нам важно, как мы смотримся, поэтому обращаем внимание на все – от цвета кроссовок до модели футболки. Но особой «фишки» у нас нет, вы ведь помните, что мы отказываемся от примет.

Артем Лисовский, пресс-служба Федерации гандбола России

Фото: Анастасия Макарова, личный архив Виктории Алпаидзе и Татьяны Березкиной

1627
Читайте также
Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}