Глеб Калараш: «Настроение – готов разорвать чехов в одиночку»

Глеб Калараш: «Настроение – готов разорвать чехов в одиночку»

06.06.2018
1358

Его "Магдебург" завершает чемпионат Германии на четвертой табличной строке, одолев напоследок гостей из Мельзунгена. Для Глеба Калараша финиш сезона означает скорые сборы в дорогу. Уже завтра его ждут в македонском Скопье, в лагере сборной России

Начало разговора прерывают подошедшие для приветствий болельщики "Магдебурга". И наш парень отвечает на их внимание беглым немецким.

— Вижу, вопрос об успехах в изучении языка можно снять. Переходим к поздравлениям с завершением первого сезона в Германии. И к общим от него впечатлениям.

— За поздравления спасибо. А впечатления? Все суперклассно! Это бундеслига. Она не может не радовать. Пусть даже я мало играю...

— Ну да. Работая над обзорами вашего чемпионата, изобрела уже тридцать три способа сказать: Беннет Вигерт снова не дал поиграть Каларашу. Почему не дает?

— Не знаю. Честно. Можно сказать, год просидел на скамейке. Пытался искать выходы, понять тренера, понять, что я делаю не так. Отец, тоже поигравший в свое время в Германии, приезжал сюда на десять дней.

Он максималист, относится ко мне очень строго. Где бы и как я ни тренировался, он всегда говорил, что многое делаю неправильно, мы это корректировали.

Так вот, даже он не увидел причин и не понял, почему Вигерт не дает мне толком играть — как минимум в нападении. Я и не требую многого. Пусть это будет десяток минут, чтобы передохнул основной линейный Желько Мусса. Я и за этот отрезок выложусь максимально. Но когда тренер не видит тебя в упор — с этим невозможно ничего поделать. И никто не знает, в чем дело.

- Тогда в чем для тебя позитив этого сезона?

— Многому здесь научился и еще научусь. Главное — это ответственный подход к тренировкам, к предматчевой подготовке. Понял, что надо постоянно работать на максимуме, стараться минимизировать ошибки. Короче, перестать быть тем молодым дурачком, каким иногда становился в "Неве" или "Моторе". Чем раньше переосмыслишь прошлое и поймешь, что и как должен делать теперь, тем быстрее хорошо заиграешь.

От отца не слышу сейчас на этот счет никаких вопросов. А именно он мой главный тренер и советчик. После игр постоянно выходил на связь по скайпу, делал и отправлял скриншоты, и мы по три-четыре часа обсуждали игру. Он мне пошагово рассказывал, что я делал неверно.

Если одним словом назвать главное, чему здесь научился, то это ответственность. Что еще?

— Терпение?

— Терпение, да. Настраиваться, не опускать рук. В этом очень помогает сборная. Там мне доверяют, играю много. Важно осознавать, что моя карьера на "Магдебурге" не замыкается. Сейчас еду в Скопье с таким настроем и желанием играть, что готов разорвать чехов в одиночку. Сделаю все, чтобы мы их прошли и попали на чемпионат мира.

— У "Магдебурга" очень интернациональный состав. Как в нем обстоит дело с пресловутым духом командного единства?

— На самом деле все основано на дружелюбии. Меня, к примеру, приняли очень хорошо. И даже то, что я мало играю, на отношение со стороны ребят не влияет. Они ситуацию понимают. Так что нормально общаюсь со всеми.

Общение приятельское, на дружбу не тянет?

— Подружиться по-настоящему здесь сложно. Есть языковые барьеры. Все разные, у каждого своя ментальность.

— Как складываются отношения с хорватом Мусой? Есть какая-то солидарность линейных? Он помогает, подсказывает?

— Нет. Но я в этом и не нуждаюсь. Сам тоже за советами не подхожу. От осознания конкуренции не уйти. Ее не отменишь. Друг от друга она нас не отталкивает. Мы здороваемся, общаемся. Но не более...

— С лета 2019-го "Магдебургом" подписан еще один линейный — Моритц Пройсс. Как раз закончатся два года из твоих "2+1"...

— В клубе вправе считать, что Пройсс лучше меня. Я игрок, с которым заключили контракт, которому сказали, что делать. И я делаю. Дальше все зависит от тренера, от его видения ситуации. А когда впереди целый год, все может измениться.

— И все же, если не в "Магдебурге", то где?

— Безусловно, хочу остаться в бундеслиге. Потому что это unglaublich —невероятно. Уже говорил и могу повторить: девять из десяти российских гандболистов мечтают играть именно здесь. Это высший уровень. У меня сезон контракта здесь. Открыт для предложений. Но сделаю все, чтобы остаться в Германии. Сейчас это "все" — сильно сыграть против чехов и попасть на "мир". И там тоже себя показать.

— Магдебург — не такой большой город. Здесь, наверное, проще быть известным. На улицах узнают?

— Да, бывает. Могут сказать "привет" или что-нибудь такое…

— Кстати, о небольших городах. Расскажи, как вас ограбили в Хюттенберге.

— Представляешь, влезли в автобус, разбив окно. Самое интересное, ничего моего не взяли. Хотя на сидении прямо у прохода оставил наушники, два гаджета и даже кошелек. Воры взяли у ребят пару рюкзаков, ноутбуки и айпад. В итоге по сим-карте айпада их и вычислили — на квартире в полукилометре от места преступления. Туда приехала полиция, и нам быстро все вернули.

— Правильно понимаю, что относительно последних лет результат "Магдебурга" в этом сезоне довольно высок?

— Но все равно он неудовлетворительный.

— То есть вы недовольны?

— Конечно! Неудачно сыграли сразу в двух "финалах четырех". Причем один из них — в Кубке ЕГФ — проходил у нас дома. Но это Германия — здесь всякое может случиться.

— До этого ты поиграл в России, на Украине. Назовешь главное отличие немецкого гандбола от нашего?

— Здесь на тренировках выкладываются так же, как в игре. Ну, если до матча дней пять, то, может, процентов на 70-80 — но не наполовину! А за два дня до игры — уже на все сто. И еще чего не видел раньше: здесь на тренировках защита всегда очень сильно стремиться обыграть нападение. Все — как в игре: радуются, когда вратарь отбил, когда сработал блок, когда перехватили мяч или завязали нападающего.

Я вот год просидел на лавке, но не сказать, что сильно отстал от ребят из сборной, которые постоянно играют. Это благодаря тому, что здесь все и тренируются на сто процентов. А я — тем более, потому что понимаю, что нужен сборной.

А еще болельщики здесь не просто сидят и хлопают в ладоши, когда заброшен мяч. Они скандируют лозунги, стучат в барабаны — да ты сама все слышала и видела. И трибуны забиты. А у нас сборная играет в Москве — а зал пустой.

— А безотносительно к спорту — жить в Германии нравится?

— Не хватает друзей и общения на русском. Добавить это, и меня устраивало бы все. Но недостающее с удовольствием добираю в сборной, а также в поездках домой. В дни, когда было совсем тяжело, брал билеты и улетал на выходные в Москву. Здесь жена, конечно, поддерживает. Но выговориться в кругу друзей и получить их поддержку — это тоже хорошо, дает силы.

— Ты теперь в сборной линейный номер один и старший по возрасту в этом амплуа. Других ребят стали вызывать недавно...

— Меня отец научил думать, что номером один можно стать в любой день — как только сильно этого захочешь. Но говорить так обо мне в сборной — это преувеличение. Поблажек в ней себе не позволяю. Ценю, что туда попал и за счет этого могу прогрессировать.

А с молодыми ребятами общаться рад. Да, они должны соблюдать дистанцию — это элементарное уважение. Но в то же время не должны чувствовать себя в чем-то ущемленными. Знаю, как это дискомфортно: первый раз попасть в тренировочный состав, где пятнадцать человек из двадцати укоренились давно. Стараюсь эти неудобства для молодых сгладить.

— То есть ведешь себя не так, как тот же Муса? Помогаешь, подсказываешь?

— Да, с удовольствием. Причем инициатива больше исходит от меня. Потому что не каждый молодой подойдет и спросит: а что я делаю не так? Поэтому сам подскажу, если он делает какую-то ошибку. Но так, чтобы дать понять: ты можешь, ты молодец, а если что — тебя подстрахуют.

— Отлично. Сломай стереотип представлений о спортсменах. Расскажи о каких-то своих увлечениях.

— Ха, в сборной я главный диджей! Музыку люблю. Очень.

— На концертах здесь побывал?

— Один раз — чаще график не позволяет. В Ганновере выступал Баста, и у нас был выходной. Я туда прямиком, к Паше Атьману. Было очень круто и весело!

— Российским болельщикам чего пожелаешь?

— Проявлять все больше внимания к гандболу. Критикуя нас, помнить о совершенно разном восприятии игры с трибуны и на площадке. Надеюсь, мы сможем подобраться ближе к тому авторитету, какой был у нашей сборной прежде. Как говорит Эдуард Александрович Кокшаров, добьемся, чтобы нас боялись. Если боятся — значит, уважают.

Источник: Ирина Орлова, Гандбол. Быстрый центр 

1358
Читайте также
Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}