Публикация
Майя Петрова: «Залили слезами и всю площадку, и всю раздевалку!»
20.08.2023
1113

Майя Петрова: «Залили слезами и всю площадку, и всю раздевалку!»

Воспоминаниями о золотой для нашей сборной Олимпиаде Рио-де-Жанейро-2016 поделилась один из ее героев линейный, а ныне тренер «Ростов-Дона-2»

В числе героинь Олимпиады Рио-де-Жанейро-2016 была линейный Майя Петрова, четыре года спустя завершившая игровую карьеру и сейчас работающая тренером в команде «Ростов-Дон-2». Своими воспоминаниями о золотом триумфе Майя Петрова поделилась в интервью «Быстрому центру».

– Игры в Рио до сих пор воспринимаете, словно они были только вчера, или по прошествии семи лет чувства, которые испытали тогда, уже поостыли?
– Это еще свежо в памяти, но точно не история вчерашнего дня. Все-таки семь лет – большой срок, за эти годы много чего произошло и в карьере, и в жизни. Но, безусловно, Олимпиада стоит особняком. У нас с девочками из той «золотой» сборной есть общий чат, и там в канун очередной годовщины победы в Рио всегда наступает оживление. Поздравляем друг друга и принимаем поздравления от тех, кто помнит тот турнир и наше достижение в нем.

– У вас не было постолимпийского «отходняка», такого чувства, что цель достигнута и выше подниматься уже некуда?
– Удалось этого избежать. Не зря нам Евгений Васильевич Трефилов всегда говорил: «На вершину поднялись, а там – одуванчики. Поэтому надо спуститься и начинать новый подъем». Спустя неделю после возвращения из Рио я приступила к подготовке к новому сезону в составе своего клуба «Ростов-Дон», так что на эйфорию и тем более на те переживания, о которых вы говорите, просто не оставалось времени. Хотя, признаться, на Олимпийских играх оставила столько сил и эмоций, что, пусть поначалу этого не ощущала, долго пришлось их восстанавливать. И не только мне – нас же в той сборной из Ростова было шестеро. Возможно, из-за этого команда тяжело входила в сезон-2016/2017, мы как минимум до Нового года находились не в лучшей форме и, к примеру, в Лиге чемпионов не вышли из группы. Сами-то думали, что по-прежнему в порядке, но организм не обманешь. Так что трудности после Игр если и были, то только такого плана, но без моральной угнетенности, дескать, все уже сделано и дальше стремиться не к чему. К тому же все понимали, что звание олимпийской чемпионки не сделает за нас ту работу, которые мы должны были выполнять ежедневно.

– Как считаете, олимпийская победа сборной России – это чудо или закономерность с элементами чуда?
– Точно не закономерность. Мы ехали в Рио вовсе не в ранге безоговорочного фаворита турнира. Да, перед нами ставили задачу попасть в число призеров, но взять непременно золотые медали никто не требовал. А уже по ходу Игр все сложилось, как пазл – хорошая атмосфера в коллективе, нацеленность всех без исключения девочек на успех, прекрасная функциональная готовность, умение терпеть в самые трудные моменты и биться до конца. Как впоследствии сказал Сергей Николаевич Шишкарев: «Наши Золушки победили вопреки всему».

– Доводилось слышать, что Шишкарёв сыграл огромную роль в создании благоприятного микроклимата в команде.
– Сергей Николаевич в те дни был для нас как ангел-хранитель. За год до Олимпийских игр он возглавил Федерацию гандбола России, и мы сразу почувствовали положительные перемены в отношении к сборной. Не было вопроса, который он при возникавшей необходимости не решил бы. Его заботу мы ощущали на каждом шагу, за что ему огромное спасибо.

– Это же по инициативе Шишкарёва вы по ходу турнира провели необычный выходной, побывав на знаменитом пляже Копакабана?
– Совершенно верно. Сергей Николаевич понял, что мы засиделись в Олимпийской деревне и нужно нас как-то переключить. Так состоялась та самая прогулка по Рио, в ходе которой мы посетили Русский дом, затем – Копакабану, и, наконец, славно провели время за обедом в замечательном рыбном ресторане. Это еще одно свидетельство того, как чутко Шишкарёв улавливал, что нужно команде в тот или иной момент. Так что – да, в золоте Рио есть часть его души, вложенной в этот успех.

– Начинался олимпийский турнир для сборной России непросто. После стартового матча с Южной Кореей, в котором вы к перерыву уступали 7 мячей, но во втором тайме переломили ход игры и победили – 30:25, Евгений Трефилов заявил: «При счете 13:20 хотел найти веревку, зайти в туалет и повеситься». Испытывали терпение главного тренера?
– У нас и тот матч, и следующий в группе получились сложными. Не скажу, с чем конкретно это связано, может, с волнением. Но мы были настолько хорошо готовы физически, что во вторых таймах превосходили соперниц именно в данном компоненте и за счет этого брали верх. Помню, после второй игры входивший в тренерский штаб Левон Акопян заметил: «Это плоды сбора в Сочи». Дело в том, что накануне Игр мы провели очень тяжелую подготовительную работу на черноморском побережье. Гоняли нас там нещадно, нагрузки давали высочайшие, и это уже в начале турнира стало приносить пользу.

– Ну норвежек-то в полуфинале одной «физикой» вы бы не взяли. Из чего сложилась та без преувеличения фантастическая победа?
– Опять же – тут комплекс обстоятельств. Не обошлось и без доли удачи, как, например, в моменте, когда в дополнительное время Виктория Калинина кончиком мизинца задела мяч, летевший в наши ворота, и тот их миновал. Там же все один лишний гол мог решить, битва была колоссальная, на износ. У нас оказалось чуть больше терпения, чем у соперниц.

– В конце основного времени случился эпизод с вашим участием, когда то ли был заступ, то ли не было, но норвежки смогли совершить бросок и сравнять счет. После этого Трефилов принялся метать гневные стрелы в ваш адрес, и весь овертайм вы провели на скамейке. Что же так эмоционально выговаривал Евгений Васильевич?
– Я так и знала, что вы зададите этот вопрос (улыбается). Как говорит сам Евгений Васильевич: когда меня об этом спрашивают, я отвечаю, что признавался Кавериной (он меня всегда называет по девичьей фамилии!) в любви. Что ж, будем придерживаться этой версии. А что он тогда на самом деле сказал, пусть останется между нами.

– После полуфинала Трефилов рассказывал: «В раздевалке такой вой стоит, как будто хоронят кого-то. Я спрашиваю: Что случилось-то? А они: У-а-а-а!Я им: «Так выиграли же!» Вы тоже плакали навзрыд?
– А как было не плакать?! Мы там и всю площадку, и всю раздевалку залили слезами. Ну вот такой у нас менталитет: в момент счастья нужно поплакать, таким способом выплеснуть эмоции после того высочайшего напряжения, которое царило в игре. Помню реакцию Влады Бобровниковой: в то время, как мы все обнимались на площадке, она рухнула где-то в сторонке и долго пролежала в одиночестве, глотая слезы. Только после этого пришла в себя. Ой, вот сейчас вспоминаю, и снова хочется всплакнуть…

– Финал с Францией провели на одном дыхании?
– А мы не сомневались, что выиграем! Вышли на площадку и сделали то, что должны были. Победа над норвежками вселила в нас такую огромную уверенность в себе, что отыграли финал спокойно, без всякого мандража и лишней суеты. Можно сказать, психологически победили еще до матча. В состоянии грандиозного морального подъема нашу команду было не остановить!

– Правда, что накануне финала вы всю ночь не сомкнули глаз?
– Ну что вы, нет, конечно, иначе как бы я вышла на площадку? Отбой у нас был в 23.00, но уснула значительно позже, это правда. В комнате, где я жила, был телевизор, и мы с девочками, чтобы отвлечься от мыслей о предстоящем финале, какое-то время смотрели трансляции соревнований по другим видам спорта. Потом улеглись. Спалось действительно как-то тревожно, но бессонной та ночь не была. В том числе потому, что, как я уже сказала, мы не сомневались в своих силах.

– Главный тренер футбольного «Ростова» Валерий Карпин полагает, что любые титулы – это лишь строчка в справочниках. А для вас в чем ценность звания олимпийской чемпионки?
– Я им горжусь, но напоказ не выставляю. Мол, вот она я какая, олимпийская чемпионка! Да, согласна, это страница истории, которая останется навсегда, и поэтому приятно, что ты оказался причастен к ее написанию. У меня на память о тех Играх, помимо золотой медали, которую бережно храню, есть татуировка на руке – олимпийские кольца и надпись «Рио-2016». Порой куда-нибудь зайду, например в паспортный стол, там сотрудники взглянут на эту татуировку и начинают внимательнее ко мне относиться, стараются побыстрее решить мой вопрос (смеется).

– Хотели бы снова побывать в Рио, уже в качестве туриста?
– Для меня этот город многое значит. Там я за десять лет до олимпийской победы брала в составе сборной России бронзу чемпионата мира по пляжному гандболу. И когда мы с девочками во время Игр прогуливались по Копакабане, я им показывала знакомые места: смотрите, вот здесь мы играли, тут была площадка, а тут – наш шатер! Так что вернулась бы в Рио снова с удовольствием, желательно всей нашей семьей. Вот только дорога туда дальняя, это останавливает. Но как знать, может, когда-нибудь и окажусь там опять.

– Сны возвращают вас в олимпийские дни?
– Гандбол иногда снится: как играю, как тренируюсь. Но без конкретики, поэтому непонятно, где дело происходит. А Олимпийские игры и без сновидений живут в моем сердце как значимый фрагмент жизни, и каждое упоминание о них греет душу. Вот сейчас мы с вами на эту тему поговорили, поиграли на ностальгических нотках, и у меня теперь весь день будет прекрасное настроение!

  

Виктор Шпитальник / «Быстрый центр»
Фото: ИГФ, ФГР

  

 

Подпишись и следи за новостями сайта

Читайте также

Подпишись и следи за новостями сайта