Александр Шкуринский: «Наконец, провел на площадке полноценные минуты»

Александр Шкуринский: «Наконец, провел на площадке полноценные минуты»

02.06.2022
599

В интервью «Быстрому центру» Александр Шкуринский рассказал о своем дебюте за «Нант», нынешнем состоянии, жизни во Франции, фан-группе «Нанта» и дружбе с российскими гандболистами.

Двухлетний договор с «Нантом» левый полусредний подписал прошлым летом. Но первый матч провел лишь в апреле в Кубке Франции с «Эксом». И только на днях он дебютировал и во французском чемпионате – в гостях против «Монпелье»: слишком затянулось восстановление Шкуринского после травмы. Александр сыграл 10 минут и забросил два мяча.

     

– Александр, каково сейчас состояние здоровья? Раз дебютировал за «Нант», то все нормально?
– Наконец, провел на площадке полноценные минуты. Почувствовал себя боевой единицей команды. Играл минут 10, потому что нужно постепенно входить в ритм, почувствовать площадку. Тренировки – это одно, в игре всё иначе. Если в целом, то сейчас всё более-нормально, ничего не беспокоит. Но и свое физическое состояние идеальным я не назову, всё-таки очень-очень большой перерыв случился. Готов примерно на 60-70 процентов от того, что могу. До окончания сезона у нас четыре игры, так что еще немного наберу форму. А потом отпуск, после которого уже приступлю к полноценной подготовке к сезону вместе с командой. И тут уж я приложу все силы, чтобы с первых же матчей быть на 100 процентов готовым.

Ваше лечение после разрыва крестообразной связки растянулось. Обычно поменьше времени на восстановление нужно.
– Потому что дело не только в колене. Были проблемы и с голеностопом, и другие мелочи, но всё – на травмированной левой ноге. Но сейчас уже проблемы в прошлом.

Насколько ожидания от того, что будет на площадке, совпали с реальностью?
– Вот честно: в гандболе практически всю жизнь, но перед поездкой в Монпелье волновался. Когда приехали, немного отпустило, а потом, когда на скамейке сидел, тренер сказал, чтобы я разминался, и вновь нахлынуло. Но стоило коснуться мяча, получить передачу от партнера, вновь успокоился. А когда через пару минут забросил первый мяч в составе «Нанта», аж в пот холодный бросило. Можно было выдохнуть. Когда так долго не играешь, психологически сложно. Но все игроки, все тренеры, все сотрудники клуба, все родные и близкие такую поддержку обеспечили. Было очень приятно!

В голове какого-то стопора не было – как возвращаться, а вдруг опять что-то не то с коленом?
– Нет, когда я приступил к полноценным тренировкам, таких мыслей не было. Да, я проводил очень много времени в тренажерном зале, занимался индивидуально, но всё это не шло ни в какой сравнение с настоящей работой. Поначалу партнеры по команде берегли, сначала без малейших контактов, потом только легкий контакт, а сейчас уже никакого спуску не дают. Когда они видят, что я не боюсь такой работы, то и сами начинают работать по-настоящему, отоваривают по полной программе!

Вы рассказывали, что во время восстановления общались с психологом. Это ваша инициатива? Раньше такой опыт был?
– Мы общались с ней два или три раза. Общение шло на французском, а ведь в таких ситуациях и на русском не всегда правильно мысли можешь выразить.
Я из этого общения вынес много полезного. О подробностях этих разговоров умолчу, но я не исключаю, что в будущем мы продолжим общение. Поработать с психологом предложил клуб. Признаюсь, я поначалу отнекивался, попросил время на размышление, но через пару дней предложение было уже более настойчивым и конкретным. Меня пугало, что из-за недостаточно хорошего знания языка общение получится неполноценным, но я ошибся.
Такой опыт был впервые в моей карьере. Хотя в БГК «Мешков-Брест» раз в год приезжали специалисты из Москвы и каждый из игроков в обязательном порядке проводил собеседование. В Краснодаре ничего подобного не было.

– Вы как-то сказали, что во Франции вас называют Саша. С ударением на последний слог? Быстро привыкли?
– Да, на последний – на французский манер. Привык быстро. Когда работал в Бресте с Маноло Каденасом и Раулем Гонсалесом, они называли меня примерно так же. Маноло, правда, букву «ш» никак не мог выговорить, поэтому говорил «Са-са». Нормально.

– Одним из главных впечатлений от Франции вы называли хронические опоздания французов в обычной жизни. Со временем это наблюдение нивелировалось или усилилось?
– Как они опаздывали, так и опаздывают! У меня жена была беременной, регулярно на прием ходила, так вот ни разу не было, чтобы её осмотрели вовремя. Иногда и полтора часа приходилось ждать. К счастью, на итоговом результате не сказалось: 22 марта у меня родился сын, назвали мы его Леонидом.

Бабушки и дедушки внука уже очно видели?
– Теща сейчас у нас, помогает нянчить внука. А с моими родителями общаемся пока только по интернету. Ситуация с поездками сейчас сложная. Молодым людям сложно с логистикой, если нужно из России добраться за рубеж, а уж пожилым и подавно. Нынешним летом я к родителям не приеду как раз-таки из-за этого: путешествовать с маленьким ребенком хочется в более комфортных условиях.

«ПСЖ» в чемпионате Франции можно сравнить с «Чеховскими медведями» в российской Суперлиге?
– Результаты говорят сами за себя. В этом году они действительны очень сильны, в национальном чемпионате не проигрывают. Но, например, в декабре «Нант» всю игру терзал «ПСЖ», а в концовке всё решили детали, им отчасти повезло, хотя в Париже они обыграли нас уверенно. И в других матчах не всё было у них так однозначно. Например, в игре с «Монпелье» Хансен на последней секунде забил. Я бы сказал так, что в чемпионате Франции намного меньше проходных матчей, чем в чемпионате России. Тот же «Шартр» может покусать любого, в том числе и «ПСЖ», как в недавнем матче. Сравнивать с Чеховом я бы их не стал. «Медведей» больше двух десятков лет никто не может с трона сбросить, а во Франции лига очень конкурентная.

С другими русскоязычными гандболистами во Франции часто общаетесь?
– Конечно! Когда к нам приезжал «Шартр», а я как раз не играл ещё, только тренировался, удалось воочию пообщаться с Сергеем Кудиновым и Сергеем Онуфриенко. Но мы постоянно на связи через мессенджер, с любым вопросом ребята готовы помочь. Например, встретили тещу в Париже и посадили на поезд до Нанта, когда она прилетела после рождения Лёни. Сам я тогда не мог этого сделать.
В Монпелье успел заскочить в гости к Марко Паничу, с которым в Бресте два года играл. Так что и с русскоязычными парнями, и с теми, с кем играл раньше, всегда на связи.

– С тренерами и руководством «Нанта» постоянный диалог?
– Обязательно! Я слышал от них только слова поддержки. Настолько теплое и профессиональное отношение со всех сторон. И президент, и все тренеры постоянно убеждали меня, что не нужно отчаиваться даже после такой травмы, что это спорт, а в нем бывает всякое. Я даже прямой вопрос задал, не жалеют ли они о том, что подписали контракт с гандболистом, который не может играть, а его восстановление слишком затянулось. Получил прямой ответ, чтобы я даже не думал об этом. Я убедился, что в любой момент могу рассчитывать на помощь, что я – такая же часть команды, как и все остальные. В глубине души, конечно, как у любого русского, сидела мысль – да зачем я им нужен, раз ничего не делаю. Но у них другой менталитет. Совсем другой. И за то время, что я провел во Франции, такой менталитет стал мне близок.

– Нант – гандбольный город?
– Я бы сказал, что очень гандбольный. Наша арена всегда заполнена, причем это совершенно не зависит от того, какое место занимает команда и с кем играет. В городе даже узнают, хотя я всего одну игру сыграл за команду! Это очень приятно. Видимо, сказались регулярные мероприятия – вечера встреч с болельщиками, спонсорами, посещаем школы, даем мастер-классы. Не знаю, ходят ли на наши матчи футбольные, волейбольные или баскетбольные болельщики, но трибуны всегда в клубных фиолетовых цветах. У футбольной команды цвета желтые.

У «Нанта» есть активная фанатская группа?
– Да, и что они устраивают на трибунах! Трубы, барабаны, какие-то погремушки, песни – это всегда заводит и остальных. Ребята к каждому домашнему матчу баннеры рисуют. Они ездят и на все выездные матчи, так что мы всегда с поддержкой. Но никаких волнений или драк, ничего такого, что было на недавнем финале Лиги чемпионов по футболу.

– За российским чемпионатом удавалось послеживать?
– По новостям следил регулярно, постоянно общаюсь с Костей Игропуло, мне интересно, как он строит игру своей команды в Ставрополе. Смотреть, правда, редко удается, но финальные матчи смотрел. Если честно, перед ответной игрой в Чехове я думал, что ЦСКА хватит преимущества в шесть мячей, но в итоге «Чеховские медведи» по-прежнему пока непобедимы.
Я смотрел как сторонний болельщик, ни за кого не переживал, и это было настоящее зрелище – по накалу, по интриге, по борьбе. О такой концовке сезона можно только мечтать.

А финал женской Суперлиги тоже посмотрели?
– Частично. Вообще ключевые матчи в женском гандболе я стараюсь смотреть, не только российские, но и в Лиге чемпионов.

В мировом мужском гандболе есть столь же доминирующий игрок, как Анна Вяхирева?
– Вяхирева решает очень многое в «Ростове» и сборной России, она уникум. В мужском гандболе нет такого, чтобы кто-то один решал исход матчей. Вернее, единичные случаи могут быть, но чтобы кто-то делал это регулярно, как Вяхирева – нет. Её невозможно ни с кем сравнивать, пусть Аня остается единственной и неповторимой.

       

Андрей Шитихин / «Быстрый центр»
Фото: «Нант»

599
Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}
{{team.Name}}