Герои Олимпиады Токио: начальник команды, врач, психолог, видеоаналитик и массажисты

Герои Олимпиады Токио: начальник команды, врач, психолог, видеоаналитик и массажисты

05.04.2022
530

Большой материал «Быстрого центра» об административном и медицинском штабах женской сборной России.

Они не выходили на площадку «Йойоги», кое-кто даже не ездил в Токио, но их вклад в серебро россиянок очевиден и высок. Мы привыкли, что сборная – это прежде всего игроки и тренеры. Но в реальности это еще и внушительное окружение из специалистов, которые тихо и незаметно делают свою профильную работу и помогают командному организму функционировать. Без этих замечательных профессионалов, о которых сейчас пойдет речь, токийское серебро было бы невозможно.

Владислав Долгачев
Врач женской сборной России и ЦСКА

«Подготовительный процесс начался еще в январе, когда нужно было в обязательном порядке всех привить. А заодно провести медобследование и понять, каково состояние здоровья кандидатов в сборную. Когда мы доложили Министерству спорта, что гандболистки соблюдают все требования Олимпийского комитета, там были в восторге. Сразу после „Финала четырех“ Лиги чемпионов из игроков ЦСКА, где я также работаю, никто не отправился на отдых – все дружно пошли делать вторую прививку.
Когда прилетели на сбор в Сочи, началась обычная рутинная работа, которая привычна спортсменкам. Хотя, конечно, Олимпиада предъявляет повышенные требования. Но глобальных сложностей я не заметил. Да, сказывалась смена покрытия, но иначе никак: терафлекса там нет. Это вечная проблема, которая обычно касается тех, кто постарше, у кого есть хронические болячки. Биомеханика движения на мягком и жестком покрытии разнится. И ахиллово сухожилие реагирует, и камбаловидная, и двуглавая мышцы.
Многие отмечали, что в Токио был скользкий пол. Но принимающая сторона быстро все скорректировала. А у нас, русских, есть свое средство: смешиваешь медицинский спирт с колой, протираешь подошву полотенцем, смоченным в этом растворе, –  и готов „антискользин“.
Но вообще единственное неудобство заключалось в том, что нас постоянно дергали с ПЦР. Таблицы, заявки, мониторинг через программы в смартфонах. Мы с начальником команды Марией Сидоровой, удивительным человеком в плане работоспособности, все это испытали на себе.
365 дней в году команда находится под наблюдением. Мониторинг, перманентный допинг-контроль. Но весь мир так живет, да и скрывать нам нечего. Для нас стимуляторы практически бесполезны. Рваный темп, вид спорта не циклический.  Другое дело, что по неопытности девочки могут нарваться на БАДы, где содержатся запрещенные компоненты. Хотя в кодексе ВАДА черным по белому прописано, что эти добавки принимать нельзя.
В любой команде, будь то клуб или сборная, тренеры прислушиваются к мнению врача. У меня никогда не возникало проблем в этом плане. Раньше я работал в футболе, и там иногда не удавалось договориться. А вот в гандболе ни с Евгением Трефиловым, ни с Амбросом Мартином, ни с Алексеем Алексеевым, ни сейчас с Людмилой Бодниевой никаких конфликтов нет. Я не вмешиваюсь в тренерские дела, потому что не имею права этого делать. Но по части здоровья последнее слово за мной. Одно жалко: у команды было „выжженное“ состояние после матча с норвежками, и нас не хватило на сборную Франции в финале. До сих пор считаю, что в этом есть и доля моей вины. Но вообще, думаю, выступила команда очень неплохо».

   

Жанна Симак
Психолог Центра спортивной медицины ФМБА и Олимпийского комитета России

«Вообще я сотрудничаю с представителями многих видов спорта. Последние шесть лет работаю с фигуристами. До этого был опыт в командных видах. В частности, в керлинге на колясках. И в конькобежном спорте есть командные гонки. Также сотрудничала с фехтовальщиками.
А с гандболом познакомилась на II юношеских Олимпийских играх в Нанкине. Затем был Рио-де-Жанейро-2016, победный для наших девушек. Там я работала по индивидуальным запросам: на кого-то давила серьезная ответственность, кому-то была необходима коррекция психоэмоционального состояния, кто-то переживал, что тренер не включит в заявку. Стали общаться с Трефиловым. С той поры мы сотрудничаем.
В Токио все также началось с индивидуальной работы. Но после проигрыша шведкам во втором туре времени на реализацию такой модели уже не оставалось. Нужно было проводить коллективные занятия. Девчонки поддержали, и мы предметно проработали эту неудачную ситуацию, смоделировали наше будущее и обсудили, как сохранить настрой и веру в успех.
Я выезжала на все матчи: при пустых трибунах гандболисткам было некомфортно. И житейские условия в Токио особые. Раньше можно было на время отвлечься от игры, а теперь соблюдение антиковидных мер заняло много времени и построило стену всяческих запретов. Нужно было выполнять установленный регламент ежедневной сдачи ПЦР-тестов и занесения данных в электронные программы. Плюс ношение масок в условиях экстремальной влажности. Прием пищи в отдельных кабинках. А ведь еще и выступали без флага, другой символики и гимна...
Но надо было выбросить из головы шведский провал и идти дальше. А команда неоднородна: часть познала славу олимпийского Рио, но были и игроки, для которых соревнования такого уровня стали первыми. Знаете, ожидание результата и мысли только о нем мешают человеку делать максимум того, что он может. Надо жить настоящим: один пропущенный мяч – это всего лишь мяч, пусть от него порой и зависит многое. Кстати, запасные поддерживали команду вместе со мной, приезжали на каждый матч. Обидно, что такие игроки остаются без медалей.
Так вот, чемпионкам Рио-2016 необходимо было составить единое целое с теми, кто приехал на подобные соревнования в первый раз. Олимпионикам требовалось на время оставить позади прежние заслуги и встать на одну ступень с новичками Игр, ведь те по достоинству заняли места в команде. Выступая единым фронтом, без деления на более и менее опытных и с настроем, можно добиться максимального результата. Считаю, команда справилась с задачей успешно».

   

Александр Нефедович
Видеоаналитик сборной России и «Звезды»

«В Токио меня не было, я помогал из России. Но жил при этом по японскому времени. На Олимпиадах рабочий процесс очень тяжелый, потому что, в отличие от чемпионатов Европы и мира, записи игр соперников получить сложно. Приходилось идти на хитрости, к которым я привык еще с Рио-2016. Выкачивать, получать, записывать. Старался проводить детальный разбор, а на месте тренерский штаб уже выбирал самое важное и использовал при подготовке к матчам. Я делал акцент на защите, нападении и бросковой части. Вратари – отдельно. Конечно, все в зависимости от пожеланий тренеров.
У меня установлена программа Dartfish – система для видеоаналитики. Есть еще одна, которую сейчас всем предлагают, но я предпочитал вышеупомянутую. Это для меня быстрее и удобнее. Для надежного сообщения с Токио мы создали отдельный сервер и через облачные технологии обменивались данными. Тренеры при необходимости давали ссылки игрокам. На что делать основной упор, мы обсуждали еще в Москве. Фрагменты матчей и нарезки. На месте очень помогал ассистент Алексея Алексеева Томаш Главаты, аналитик нашей сборной. Схема у нас уже четкая и отработанная.
Оценить свою работу я не могу, пусть это делают другие, но самое главное для меня, что смог внести свой вклад в эти медали. Сейчас работа, которую я выполняю, становится обязательной как в сборных, так и в клубах. Ведь речь не только о видео, но и о статистических данных. Все аккумулируется и подвергается исследованию».

  

Игорь Крашенинников, Андрей Кальной, Евгений Збандуто
Массажисты сборной России

Вратарь национальной команды Виктория Калинина – об Игоре Крашенинникове и Андрее Кальном:
«Без массажистов не обойтись. Они помогают в восстановлении после тяжелых матчей и микротравм, чтобы те не превращались в большую проблему. Обращались все, но по разным поводам. Кто больше играл, пользовались услугами специалистов через день, кто меньше – по надобности. Вратари, конечно, не набегают такой километраж, как полевые, но тоже получают большую нагрузку на позвоночник, паховые мышцы. Нас это также касается.
Массажисты были с нами с первого дня сборов. С Игорем Владимировичем мы работаем уже много лет. Он знает все нюансы. В этом плане помощь варьируется. Андрей Кальной – это представитель Центра спортивной медицины ФМБА, в Токио он с нами не работал. Но в подготовке команды на сборах участие принимал.
У каждого из нас свои болячки. В моем случае массаж снимал болевые ощущения и усталость после игр и тренировок. Вообще я очень уважаю этих специалистов: нас много, а у них всего по две руки».

Жанна Симак – о Евгении Збандуто:
«Как и я, специалист представляет Центр спортивной медицины ФМБА, который в Токио работал на нашей территории в олимпийской деревне. Дело вот в чем: не всем штатным специалистам отдельных федераций удалось поехать на Игры из-за малых квот. Получилось, что от кого-то ехал только врач, а от кого-то – лишь массажист. Например, это коснулось стрельбы из лука. Так как гандбольная сборная – большая команда, одного массажиста недостаточно: Игорю Крашенинникову помогал Евгений Викторович Збандуто. Он обслуживал всю команду ОКР вместе с Павлом Харитоновым.
На делегацию спортсменов –  только два специалиста! Работали, что называется, до последнего клиента: кто-то возвращался раньше, кто-то за полночь, так как объекты разноудаленные, плюс допинг-контроль. Я видела руки ребят: под конец Олимпиады у них суставы опухли!»

  

Мария Сидорова
Начальник команды

«Главные задачи начальника команды – сделать так, чтобы все были одеты, обуты, накормлены, хорошо размещены. Также в сфере ответственности – инвентарь и логистика. Нужно всех собрать и отвезти на соревнования, а потом домой. Конечно, еще важны документы и расписание. Главное – быстро реагировать на меняющуюся ситуацию.
Ограничения на Играх стали для нас делом привычным. Тратили много времени на всякие таблицы, допуски за границу, сертификаты о прививках. Но мы уже имели опыт. На чемпионате Европы-2020 в Дании территория для прогулок вообще была 20 на 20 метров. Существование спортсменов в таких условиях образно называют „жизнью в пузыре“. В олимпийской деревне у них все-таки была возможность погулять.
Я на Игры не летала. Квота. Осталась дома и жила по токийскому времени, всегда была на связи. Хоть в четыре утра. По прошествии времени считаю, что серебро – это успех. В Пекине в 2008-м я сама оказалась в такой ситуации и сильно переживала. Но с учетом проблем на старте нам есть чему порадоваться».

  

Алексей Васильев / «Быстрый центр»
Фото: Роман Гарес / ФГР

530
Читайте также
Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}