Велимир Петкович: «В России многие против иностранных тренеров. Буду их переубеждать»

Велимир Петкович: «В России многие против иностранных тренеров. Буду их переубеждать»

11.03.2020
1246

На прошлой неделе мужская сборная России по гандболу узнала имя нового главного тренера. Им впервые в истории стал иностранец – Велимир Петкович, легенда югославского тренерского цеха, почти 30 лет успешно работавший с несколькими немецкими клубами.

Об ожиданиях от работы в России Петкович рассказал «Спорт-экспрессу». Сразу признался, что пока русского языка не знает (разговор шел на сербском). Но собирается учить.

Сборная России – спящий медведь, которого надо разбудить

– Господин Петкович, прежде всего – почему Россия? У вас наверняка были предложения в Европе, и платят там больше.

– Были предложения от двух хороших клубов в Германии, но финансовый фактор – не главный. Все мы профессионалы, зарабатываем деньги, но в моем возрасте это не может быть единственным стимулом. Мое имя уже лет пять крутилось на уровне слухов рядом со сборной России. Мой большой друг Сергей Буданов, видимо, передал резюме. У вас никогда не было иностранных специалистов, но сейчас это тренд в Европе – звать их, чтобы пробудить свои команды.

У России есть все возможности для пробуждения – много молодых игроков, которые горят желанием доказывать свою состоятельность. Нам нужно понять, почему ваше новое поколение потеряло единство и желание бороться. Этим вопросом я занимаюсь ежедневно, смотрю матчи чемпионата России, делаю пометки. И уже готовлюсь к отборочному матчу чемпионата мира с Турцией.

– Вы наверняка видели встречи россиян на чемпионате Европы. Какое впечатление они оставили? Сложно же найти позитив в 22-м месте.
– Мне показалось, это была не сборная, а группа игроков. Я с «Берлином» играл против многих из них, для меня нет незнакомых лиц. Но я не хочу концентрироваться на негативе. На тренировках буду поднимать моральный дух, молодые русские ребята не хуже тех, кто уже успешно играют в Европе. Разница в мелочах. У нас есть гитара, надо просто настроить струны, чтобы она играла.

– В России любят говорить о дружбе с сербским народом. Это какую-то роль играло в выборе?
– Надо было видеть, как отреагировала пресса в моей родной Республике Сербской (Сербская часть Боснии и Герцеговины. – Прим. «СЭ»). Новость была на первых полосах почти на всех сайтах и в газетах. Я даже получил футболку с надписью «Россия» из родной Баня-Луки! И я сказал президенту вашей федерации Сергею Шишкареву – для меня Россия остается большим авторитетом в гандболе. Просто сейчас мужская команда в кризисе. Бывает со всеми. Большой мишка, который спит. Надо его разбудить.

– Гендиректор ФГР Лев Воронин сказал, что вы жесткий тренер. Согласны?
– В Германии я получил прозвище «Злая собака». Это было, когда я только приехал в Германию, тогда преобладала более строгая тренерская школа. Но сейчас многие возрастные тренеры думают, как адаптироваться к новым веяниям. Невозможно общаться с молодыми так, как это делали лет 30 назад. Иначе быстро станете безработным. Но, если «Злая собака» означает тактическую дисциплину, нацеленность на общую работу, то да, я такой. При этом я много говорю с игроками с глазу на глаз, слушаю их предложения. Единый путь, от которого нет отступления, вырабатывается на основе мнения 20 игроков.

– Будете советоваться с русскими тренерами? Кокшаров, Трефилов?
– Безусловно. Для меня авторитет – Анатолий Евтушенко, давно знаю Владимира Максимова, сядем с ним, поговорим по душам. И Евгений Трефилов – большая фигура для русского и мирового гандбола, вице-президент федерации. Я буду рад встретиться с ним. Как и с Кокшаровым, его опыт будет полезен.

– Как много разговоров планируете.
– Они необходимы, чтобы привести в работу этот механизм.

Гандбол должен стать чем-то большим, чем спорт

– Отбор на чемпионат мира начинается совсем скоро. Непопадание на него будет катастрофой?
– Сложно говорить о катастрофе при 20-х местах на чемпионатах Европы. Но безусловно, Россия должна быть на всех больших турнирах. Мы начинаем с матчей с соперниками, которых обязаны обыгрывать. Я не тот тренер, который для решения сложной задачи требует много времени. Я хочу вывести сборную России на чемпионат мира. Это облегчит восстановление русского гандбола. Я слежу за вашим чемпионатом, молодежью. Анализировал матч «Чеховские медведи» – «Спартак».

– Как вам тот факт, что 20 лет наш чемпионат выигрывает одна команда?
– Слушайте, в Венгрии есть «Веспрем». В СССР был ЦСКА. Если «Чеховские медведи» лучше все эти годы, они заслуживают чемпионства. Но в России есть хорошие команды, «Спартак», «Виктор» из Ставрополя, Петербург, Краснодар! И если будет расти клубный гандбол, сборная также добьется успеха.

– В России гандбол не так популярен, как в бывшей Югославии. Готовы ли вы быть шоуменом, привлекать внимание? Как немцы умудряются в конкуренции с футболом и хоккеем удерживать гандбол в топе?
– В Германии люди приходят на гандбол как на спектакль. Полная арена, и вряд ли все зрители в курсе правил. Шоу в перерыве, до игры. Нам тоже нужно думать о том, как привлекать негандбольного зрителя. Я готов делать шоу, абсолютно.

Не стал немцем, но стал более дисциплинированным

– Вы – легендарный тренер для Югославии, выиграли Кубок европейских чемпионов в 1991 году с малоизвестным «Борацем». Потом переехали в Германию, там вас внезапно уволили – а в Боснии и Герцеговине началась война. Можете рассказать об этом периоде жизни?
– Опасная тема, но расскажу. В моей Баня-Луке столкновений не было, но тогда не было ни одного совершеннолетнего мужчины, который бы не шел на фронт или не помогал бы армии. Многие мои игроки ушли воевать. У меня не было ясности с работой, и мне помогали друзья, родственники. Был очень тяжелый период жизни. Многие мои знакомые были вынуждены бежать.

– Не думали, о том, чтобы самому взять оружие в руки?
– У меня всегда было много друзей на всех сторонах конфликта. И тогда они говорили: «Главное – сохранить разум. Скоро это безумие закончится». Я подписал договор с немецким клубом, уехал, и на следующий день мне жена звонит – мы должны бежать из Боснии. Говорю: «Как, почему?». Она отвечает: «Война началась». Моя жена – хорватка, и хорватов тогда в Баня-Луке было много – все были вынуждены уехать. Но у меня никогда не было мысли идти воевать. Проблемы надо решать другим путем. Как смогли сделать чехи и словаки и как удалось СССР, почти без кровопролития. Но у нас в процесс вмешались другие силы. И ничего не закончилось до сих пор.
Я чувствую себя югославом, будучи сербом по рождению и работая четверть века в Германии. Везде чему-то учусь, я не стал немцем, но стал более дисциплинированным. Ко всем народам отношусь хорошо. Я счастлив, что ни одного друга за время войны не потерял, везде меня встречали гостеприимно и мирно.

– Чему хотите научиться в России?
– Русские – уважаемый и искренний народ. Годы работы в Европе показали мне, что ты не всегда должен быть честным, кое-что не надо говорить вслух. А те русские, которых я знаю, советовали мне быть искренним. Знаю, что в России много болельщиков и специалистов, которые против иностранцев на ключевых постах. Но в честном разговоре с ними постараюсь их убедить, что хочу сделать все для возвращения русскому гандболу былой славы. Что у нас есть шанс добиться успеха на Олимпийских играх 2024 года и всех больших турнирах. Без помощи гандбольной общественности сделать это будет сложно.

 

Дмитрий Кузнецов / «Спорт-экспресс»

1246
Читайте также

Лев Воронин: «Готовы к тому, что ситуация в любой момент может ухудшиться»

Генеральный директор ФГР – о матчах с Украиной, рабочей визе Велимира Петковича и проблемах молодежного и детского календарей

Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}