Евгений Трефилов: «Возвращаться на тренерскую скамейку еще страшновато»

Евгений Трефилов: «Возвращаться на тренерскую скамейку еще страшновато»

25.02.2020
1043

Большое интервью первого вице-президента ФГР порталу «Быстрый центр» – о новой работе, проблемах родного края и диалоге с Амбросом Мартином.

С его назначения на пост первого вице-президента ФГР прошло уже пять месяцев. Самое время справиться о первых впечатлениях от работы на новом месте.

– Освоились в должности? Чем именно занимаетесь?
– Говорить, что освоился, еще рано. Не настолько я умен, чтобы за такой короткий период полностью разобраться с вопросами, которыми раньше не доводилось заниматься. В первую очередь они касаются глобального развития федерации и всего нашего гандбола.
Вижу своей основной задачей разобраться и внести необходимые коррективы в подготовку наших команд младших возрастов. В прошлом сезоне девушки остались без медалей чемпионатов Европы. А ведь внешне все довольно просто: если подрастающее поколение находится в топе, то и национальная сборная получает приток более или менее подготовленных гандболисток.
Здесь есть еще один нюанс. После Олимпиады в Токио мы останемся, по самым скромным подсчетам, без девяти-десяти игроков «националки». Одна часть наших лидеров повесит кроссовки на гвоздь из-за возраста, другая уйдет в декретные отпуска. Придется опираться на молодых, как можно быстрее их подтягивать, чтобы не было пробоя.
Нынешняя ситуация напоминает произошедшее в мужском гандболе. В начале нулевых ушло золотое поколение, а на места ребят так никто и не пришел. Поэтому я отказался от поездки на олимпийскую квалификацию в Венгрию. В это время дней пять-шесть побуду в Новогорске со сборной Любови Сидоричевой. Посмотрю, чем и как команда занимается. Глядишь, и что-то дельное подскажу. Осознаю: научить чему-то или переучить за несколько тренировок невозможно. Главное – создать коллектив, «подбить» людей друг под друга, понять, что именно они могут играть в соответствии со своей готовностью в тактическом плане.
Хочу плотнее привлечь к работе комплексную научную группу Марины Жийяр. У нее есть обширные данные по молодым игрокам. Опираясь на них, желаю добиться введения сдачи контрольных нормативов для всех кандидаток в сборные разных возрастов. И не только привычные, по ОФП. Хочу придумать еще какие-то «фишки» по части игровых нюансов.
В сборных не должно быть людей, которые не бегут быстро, еле-еле прыгают и, что не менее важно, не обладают игровым мышлением. С последним, к сожалению, у нас огромные проблемы. Нет новых Полторацких и Чаусовых. Выпала из-за травмы Даша Дмитриева, и это сразу сказалось на качестве игры сборной в Кумамото. Не хочется встать на путь мужского гандбола, который на молодежном уровне добыл последние медали в 2001 году.

– Насколько понимаю, в качестве первого зама президента ФГР Сергея Шишкарева вы тратите довольно много времени на представительские функции?
– Не сказал бы, что много. Но да, иногда «светить лицом» приходится. Пока что в основном в качестве свадебного генерала. Поймите правильно: не могу сказать, что я сразу «въехал» в новую работу. Пытаюсь начать с «женского отделения» нашего гандбола. Мужчин не трогаю, там есть свои умы.
На днях к нам в Россию приезжал президент Европейской федерации гандбола Михаэль Видерер. Довелось его сопровождать. Мы побывали в Новороссийске на предприятиях группы компаний «Дело», встретились с руководителями Ростовской области, посетили игру «Ростов-Дона» с «Мецем» в Лиге чемпионов. Обсудили много насущных вопросов, рассказали о нашем гандболе и его проблемах.
В январе вместе с Сергеем Николаевичем Шишкаревым летали на мужской чемпионат Европы в Стокгольм, где встречались с президентом Международной федерации Хассаном Мустафой. На удивление, он уделил нам много времени и очень тепло пообщался. Мы договорились, что ИГФ выделит нашей федерации мячи и ворота, а мы распределим их среди детских школ.
Кстати, замечу, что после Александра Борисовича Кожухова при трех последующих президентах у нас не было столь тесных, деловых и дружественных отношений с руководителями международного гандбола. Все изменилось с приходом Сергея Шишкарева. Он сумел переломить эту ситуацию.

– Вас часто можно увидеть в Ростове в последнее время. С чем это связано?
– Ну, не так уж и часто, но наезжаю. А что вы хотели? «Ростов-Дон» – базовый клуб сборной. Сейчас в «список 28» для участия в олимпийской квалификации включены двенадцать ростовчанок. Мне бы хотелось, чтобы команда и по игровым кондициям выглядела таковым. Пока не получается. Разочарован игрой с «Мецем». Никогда не скрывал и не буду скрывать своего отношения к приглашению в наши команды легионеров. Они нам особо не нужны, а если нужны, то лучшие, чтобы наши брали с них пример, а не из восьмой лиги.

– Но если говорить о «Ростов-Доне», то куда уж лучше? Лоис Аббинг – лидер сборной Нидерландов, Юлия Бенке – сборной Германии. Вспомните, как обе блистали на недавнем чемпионате мира.
– Помню, но покажите мне подобную игру в их исполнении в ростовском клубе после чемпионата мира. Снимаю перед ними шляпу за классное выступление в Кумамото, но вопрос стоит в другом: куда кандидаткам в сборную России деваться? Кто будет в ней играть? Наши сидят на трибуне.
Возьмите разыгрывающих – Таженову, Фролову, Никитину. Ира Никитина солировала в «Звезде», а в Ростове игрового времени в нападении не получает. В следующем сезоне придет француженка Грас Заади. Не знаю, останется ли в команде Никитина. Но даже если уйдет, одной из двух оставшихся, Таженовой или Фроловой, место на площадке при таком раскладе вряд ли найдется. Я ни в коем случае не националист, но мы должны свое развивать и своих поддерживать.

– И что предлагаете делать? Вообще отказаться от приглашения иностранок? Ведь у того же «Ростов-Дона» свои задачи, поставленные учредителями и спонсорами. В первую очередь – успешное выступление в Лиге чемпионов. И мы прекрасно знаем, что без звездных легионеров ни один клуб в этом турнире не добивался успехов. Ну, за исключением, пожалуй, звенигородской «Звезды» в ваши времена.
– Ха, ну вот вам и исключение из правил. Для начала полезно было бы пойти по пути волейбола и ограничиться двумя легионерами. Посмотрите, эти иностранные игроки у них в командах лидеры, за ними тянутся, у них учатся россияне.

– Большую часть времени сейчас вы проводите в родном Краснодаре. Делами местного гандбола тоже занимаетесь?
– А куда от них денешься? Вот сейчас пытаюсь решить огромную проблему, связанную с закрытием в крае четыре года назад Центра олимпийской подготовки у женщин. В результате мы не можем обеспечивать перспективную молодежь проживанием. А это как раз переходный возраст от девичьего гандбола к команде мастеров – десятый-одиннадцатый класс.
Просто катастрофа – мы за счет денег Краснодарского края готовим детей, а они разлетаются по городам и весям. Пару сезонов проводят за другие клубы, некоторые потом возвращаются, но время уже упущено. Главная же краевая команда остается ни с чем и закрывает дыры в составе за счет приглашения игроков из других регионов. Вроде бы дело сдвинулось с мертвой точки. Состоялись уже четыре заседания по этому вопросу, причем два из них у губернатора Краснодарского края Вениамина Ивановича Кондратьева. Надеюсь, к лету все точки над i расставятся, и ЦОП вновь заработает, чему буду несказанно рад.

– Что все-таки произошло между вами и Амбросом Мартином на последнем заседании исполкома федерации во время обсуждения итогов выступления сборной на чемпионате мира?
– Состоялся нормальный, уважительный, даже сказал бы, дружеский диалог. Ха, вспомните, как меня в свое время чихвостили в хвост и гриву на подобных мероприятиях. Со мной все происходило по Аркадию Райкину: «Любое воспитание – это насилие. Драть надо». Амбросу в первый раз было гораздо легче, да и отчитался он профессионально.
Ну, давайте я ласково буду говорить обо всех промашках, избегая острых углов. Люди скажут: очередной лизоблюд. Я должен разбирать игру как тренер – чего не хватило, кто не туда побежал, кто не туда выскочил, почему игроки это сделали, где ошиблись с тактикой, с составом. Мы нормально общаемся с Мартином и не обязаны любить друг друга. Как ни крути, мы же мужчины. Не к 23 февраля будет сказано. Я в России живу, а не в Европе.
Конечно, через переводчика общаться тяжеловато, некоторые идиомы можно донести только на родном русском. У Мартина есть свое мнение, и он имеет на него полное право. Сейчас он главный. И отвечает за результат. Я могу только советовать. Лезть в его кухню не собираюсь. А он как тренер все равно будет отстаивать свою позицию. И только ему решать, брать на вооружение мои советы или нет. Например, один из моих вопросов к Амбросу: почему на чемпионате мира не использовалась активная защита? Он на него развернуто ответил. Но здесь есть один тонкий нюанс. Мне кажется, что я чуть-чуть лучше знаю внутренний мир девчонок, потому что за каждой из них наблюдаю с детских лет. Но захочет ли он говорить в том числе и о таких тонкостях, сказать не могу. Однако поделиться своими мыслями всегда готов.

– Чем занимаетесь в свободное от выполнения обязанностей первого вице-президента ФГР время?
– Мне правду сказать?

– Да это же секрет Полишинеля.
– Работаю на тренировках с «Кубанью». Только немного больше устаю, чем раньше, и периодически отвлекаюсь на дела федерации. Когда уезжаю, команду полностью ведет Денис Сайфуллин. Чувствую, что в зале мне необходимо работать еще больше, чтобы привести себя в порядок. Начал набирать вес, растолстел, а это плохо для моего сердца. Тем более мне сейчас комфортно – зал через дорогу от дома. Перешел и работай.
В «Кубани» сейчас большие проблемы с составом почти на всех позициях. Вы же прекрасно понимаете, что уход основных игроков задней линии – Тони Скоробогатченко и Ярославы Фроловой – существенно повлиял на боеспособность клуба. Я хоть и ругаю девчонок после проигрышей, но прекрасно осознаю, что без них нам придется гораздо сложнее. Но ничего, будем работать.

– Как обстоят дела с финансированием клуба?
– Больной вопрос. Все держится на Сергее Шишкареве. Иногда шучу: если он откажется от нас, мне не на чем будет заявление об увольнении написать. Ни бумаги, ни ручки в клубе не останется.

– На уход Фроловой и Скоробогатченко финансовая ситуация оказала влияние?
– Лишь отчасти. Но не стал препятствовать их уходу в большей степени в интересах сборной из-за предстоящей Олимпиады. Яся в Ростове, а Тоня в ЦСКА получат весной гораздо больше практики в матчах против сильных соперников, чего в «Кубани» мы им обеспечить не смогли бы.

– Ждать ли нам вашего полноценного возвращения на тренерский мостик? И если да, то когда?
– Когда? Давайте поживем и увидим. До конца еще ничего не ясно. Да я и сам окончательно еще не пришел в себя после операции. Даже не так. В себя-то я пришел, но, честно говоря, еще страшновато. Черт его знает, как там нитками сердце зашили. Ха, может, стежок один где-то пропустили. С трибуны подсказывать и покрикивать полегче.

– Боитесь на скамеечке свой земной век закончить?
– Нет. Какая разница, где дух испускать? Что на скамеечке, что в кровати, что за столом. В любом месте можно упасть и больше не подняться. Не нам решать, все оттуда, сверху. Но очень хочется еще хотя бы немного слегка «постриптизить».

 

Сергей Приголовкин, «Быстрый центр»
Фото: Артём Гусев / ГК «Ростов-Дон», Дмитрий Христич / ФГР, Евгений Резник / ГК «Кубань»

1043
Читайте также

Амброс Мартин: «Важно, чтобы все выздоровели и были готовы к Олимпиаде»

Главный тренер «Ростов-Дона» и женской сборной России Амброс Мартин рассказал о своем отношении к переносу соревнований и ситуации в мире

Любовь Коротнева: «Вратарь – самый умный человек на площадке»

Большое интервью тренера вратарей женской сборной России – о сложностях европейской карьеры, травмах, отношениях с наставниками, тренерских принципах и любви к работе

Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}