Евгений Трефилов: «Мечтал быть, как Лев Яшин»

Евгений Трефилов: «Мечтал быть, как Лев Яшин»

09.08.2019
714

Малоизвестные истории легендарного тренера – о себе, жизненном пути и гандболе – в материале «Спорт-экспресса»

В начале недели стало известно, что главный тренер женской сборной России Евгений Трефилов после 20-летней работы покидает свой пост. Перенесенная в феврале операция, медицинские ограничения и рекомендации врачей не позволяют работать в прежнем режиме. На пределе, на максимальных частотах, на износ. А ведь по-другому Евгений Васильевич просто не умеет.

Что же, наступило время сказать спасибо Трефилову за четыре победы на чемпионатах мира, за два серебра и две бронзы чемпионатов Европы, за серебро пекинской Олимпиады, и, конечно, за золотую олимпийскую сказку Рио-2016. А еще – за успехи российских клубов в Еврокубках. Трефилову принадлежит уникальное достижение – он обладатель Кубка кубков, Кубка ЕГФ, Суперкубка и победитель Лиги чемпионов. Ни у кого в мире нет столько трофеев!

Могучая фигура Трефилова всегда была в центре внимания. Но это только кажется, что о Короле Треф мы знаем все. На самом деле ему всегда есть, о чем рассказать. И эти истории только добавляют колорита, сочных красок его харизме, открывают новые грани личности. Яркой, мощной, неповторимой.

 

Евгений Трефилов

Родился 4 сентября 1955 года в Краснодарском крае.
В качестве игрока выступал за краснодарский «Урожай», «Зарю» из Ахтубинска, краснодарский СКИФ.
В середине 1980-х годов начал тренерскую карьеру. В 1997 году был помощником Владимира Максимова в мужской сборной России, ставшей чемпионом мира.
В декабре 1999 года возглавил женскую сборную России и четырежды становился с ней чемпионом мира (2001, 2005, 2007, 2009), завоевывал серебро (2006, 2018) и бронзу (2000, 2008) чемпионата Европы, выигрывал Олимпиаду (2016) и становился серебряным призером Игр (2008).
На клубном уровне Трефилов приводил к победе в чемпионате России тольяттинскую «Ладу» (2002, 2003, 2004, 2005, 2006), звенигородскую «Звезду» (2007) и «Астраханочку» (2016).

 

Гандбол на футбольном поле

– Как я попал в спорт? Ха! Это интересная история, – вспоминает Трефилов. – После того, как закончил начальные классы, родители перевезли нас из хутора Безлесный в маленький городок Усть-Лабинск, где я поступил в новую школу. В отличие от предыдущей, представляющей собой помещичий дом из трех комнат со стоящими партами с откидными крышками, это было элитное учебное заведение! Новое трехэтажное здание – столы вместо парт, стулья, оборудованный техникой класс по английскому языку, кабинет химии с раковинами и газовыми горелками. Ну и там был спортивный зал.

Уроки физкультуры вел Евгений Михайлович Орлеанский. Невысокого роста мужчина, строгий, но справедливый, он пользовался в школе большим авторитетом. Это был в хорошем смысле хозяин! Он проверял у нас дневники, приучал к дисциплине. Достаточно сказать, что в зал мы заходили только босиком, предварительно снимая обувь.

Именно с ним, когда учился в пятом классе, я поехал на первые в своей жизни соревнования – первенство Краснодарского края по баскетболу среди профучилищ. Но также Орлеанский любил и гандбол. Меня сильно удивило, когда он прямо поперек школьного футбольного поля оборудовал гандбольную площадку. Поставил ворота, выстриг траву – мы сами мастерками выдалбливали корешки, а потом на «освобожденном» месте укатывали смесь из песка и глины, и на этом покрытии играли в гандбол. Представляете, в каком ужасе были футболисты, когда возвращались на свою поляну?

Однажды в школе я стал лучшим по метанию гранаты. К тому же был высокий, худой, нескладный, руки висели, ноги буквой Х, недаром носил прозвище «длинный», которого, кстати, очень стеснялся, и Орлеанский сказал – давай в гандбол. Помню, к своим первым гандбольным соревнованиям отнесся очень ответственно. На остановку пришел в семь утра и два часа прождал автобус, который нас забирал, так боялся его пропустить. А еще нам выдавали форму – красные атласные трусы, футболку. Эти трусы были легендарными. Стоило немного посидеть, как они складывались в «гармошку», и чтобы их разгладить, нужно было либо как следует пропотеть, либо поплевать на руки. Но игровой одеждой дорожил и сам ее гладил. Правда, однажды до такой степени перестарался, что эти самые трусы прожег.

 

Отцу – «Волгу», себе – «Москвич»

– В детстве какими только видами спорта не занимались. Кроме баскетбола и легкой атлетики «закрывали» и волейбол, и даже бокс. И, конечно, играли в футбол. Меня, как самого высокого, определили в ворота. Тогда как раз эталоном для вратарей был Лев Яшин. И я думал по ночам: вот сейчас поиграю на первенстве школы, потом будет первенство города, первенство края, первенство РСФСР. Там – и чемпионат СССР, и вот я уже рядом с Яшиным!

Или, бывало, лежим на раскладушке с моим младшим братом Николаем. Мечтаем: подрастем и купим отцу «Волгу», мне «Москвич», а ему «Запорожец». Это желание, можно сказать, сбылось. У отца действительно появилась «Волга», у брата есть свой автомобиль, а я езжу на «Мерседесе», подаренном президентом Федерации гандбола России Сергеем Шишкаревым за победу на Олимпиаде, за что ему большое спасибо. То есть, детские мечты реализовывались, и в этом есть заслуга Орлеанского. Это мой первый учитель. Главное, что от него усвоил, нужно сражаться. Руками, ногами, в открытую или тихой сапой, но всеми способами пробиваться в жизни.

 

Зарплата 14 рублей

Большая часть жизни Евгения Трефилова связана с Краснодаром, куда он попал в 1971 году. Будущий главный тренер сборной России играл на позиции полусреднего за «Урожай» и СКИФ, а учился в краснодарском институте физкультуры.

– Тем, что закрепился в Краснодаре, обязан Валентину Шияну, – вспоминает тренер. – Это он меня заметил и пригласил. Отнесся по-отечески, помогал с жильем, деньгами и работой. Первые заработанные деньги – 28 рублей. Получили их на двоих с моим другом, ставшим серебряным призером московской Олимпиады, Владимиром Репьевым, в городском совете «Урожая». Получилось по 14 рублей на каждого – это моя первая зарплата. Но, конечно, гандбол был на первом месте. Хорошо помню эти чувства. Сидишь на трибуне и судорожно ждешь, назовет тренер твою фамилию на выезд, или нет. Мне всегда страсть, как хотелось попасть в состав. Виду, правда, не подавал, но у самого кишки наматывались на кулак – такое сильное желание было. При этом уважительно относились к решению тренера. Это сейчас игроки могут пререкаться, а тогда мы не роптали.

 

В начале 70-х годов прошлого века Трефилов выступал за «Урожай» в первой лиге чемпионата СССР. И о своем дебюте на этом уровне вспоминает, как всегда, с юмором.

– Наш первый матч был в Баку против местного СКА. Тогда ощутил, что такое гандбол на уровне повыше, чем было до этого. Сыграли вничью 19:19. Но примечательно, что 18 наших мячей забросили два опытных игрока – Валентин Шиян и Александр Панов, который потом попадал в состав сборной СССР. И только один – вся остальная команда. Представляете разницу между игроками? Меня часто спрашивают девушки в «Кубани» и сборной России, почему я не играл в сборной СССР? Ответ простой: это была конкуренция совсем другого уровня! Передо мной было человек 15-20 таких же, как я, а может быть, и лучше.

 

Несмотря на это, Трефилов впоследствии попал на карандаш главному тренеру сборной СССР, одному из самых титулованных отечественных специалистов Анатолию Евтушенко. Трефилов вызывался на просмотр как высокорослый игрок.

– Евтушенко уже тогда предвидел, что гандбол движется по этому пути, и в будущем в цене будут как раз рослые фактурные игроки. Считаю, что эти сборы пошли мне на пользу. Увидел, что значит тренироваться в сборной, по заданиям, упражнениям, это был другой уровень. И, конечно, понаблюдал за такими игроками, как олимпийские чемпионы Монреаля Сергей Кушнирюк и Юрий Климов, чемпион мира – 1982 Вальдемар Новицкий и многими другими.

 

Опыт десантника

Трефилову запомнилась в Краснодаре не только спортивная жизнь. Будущий победитель Олимпийских игр едва не стал десантником!

– Меня всегда привлекала авиация, – признается Евгений Васильевич. – Помню, как меня поразил стратегический бомбардировщик ТУ-16. Мы с друзьями по «Урожаю» Юрием Полуляхом и Нухом Ешуговым ехали служить и играть в Ахтубинск, и увидели, как самолет идет на посадку. Я был настолько впечатлен, что попросил остановить такси, и смотрел на эту громадину, открыв рот.

А вообще я хотел стать летчиком. Жаль, не подходил по росту и другим показателям, хотя и испытал на себе центрифугу. Зато когда у нас отмечают День ВДВ, говорю, что могу себя считать десантником. Потому что один прыжок с парашютом у меня в активе есть! В 9 классе, когда приписывали к войскам, сказал, что хочу попасть в авиацию. И меня определили к десантникам. А потом был учебный прыжок. Поселок Яблоновский, самолет У-2 с деревянными скамейками. Поднялись в воздух, в салоне звенящая тишина – муху можно услышать. Внизу поле, коровы пасутся, набрали высоту, начинает накрапывать дождик.

Летчик заходит на круг, и первые двое пошли, шустро прыгнули. А потом все стало затягиваться. Один из парней вцепился в пролет руками и ногами, и тут ему от старшины прилетел мощный удар кирзовым сапогом по пятой точке. Тот и полетел вниз. А нам стало страшно. Дошла очередь до меня. Стою, готовлюсь, смотрю. Вдруг – старшина ка-а-а-а-а-к даст куда-то в район поясницы! И я, как пробка, вылетаю в открытое пространство. Лечу, переворачиваюсь, да еще и все время тошнит. Приземлился нормально, но задул ветер, и меня потащило прямо по грязи и коровьим лепшкам. Представляете мое состояние? В общем, сложил парашют, сдал и ночью «дезертировал» из лагеря. Хорошо, что присягу не успел принять! Больше я туда не совался.

 

«Выкрутасы» летчика Гайдаенко

Службу в армии Евгений Трефилов проходил в Ахтубинске, где известный тренер Владимир Гладченко создал гандбольную команду, которая в будущем стала известна как астраханское «Динамо». Отношения между военным начальством и спортсменами-солдатами были теплыми.

– Особенно с генерал-полковником, участником Великой Отечественной, заслуженным летчиком СССР Иваном Дмитриевичем Гайдаенко, – рассказывает Трефилов. – Однажды собирались на матч в Астрахань, хотели поехать в «гражданке», чтобы еще и развеяться. Но нашим планам не суждено было сбыться. Вместо приятной поездки состоялся полет, который запомнил на всю жизнь.

«Евгений, лечу в Астрахань, давайте и вы вместе с командой», – предложил Гайдаенко, за которым был закреплен самолет ЯК-40. Деваться было некуда, хотя перспектива ехать в военной форме не прельщала. Наутро приезжаем на аэродром, следом чуть позже и Гайдаенко. И тут мы удивились: Иван Дмитриевич заходит в салон самолета, снимает военный китель, кладет на пассажирское место, а сам – в кабину пилота и садится за штурвал. Через некоторое время наш ЯК-40 взмыл, словно истребитель! Но это еще ничего. Гайдаенко решил показать нам красоты Астраханской области, наклонял самолет и так, и эдак. А потом сделал фигуру высшего пилотажа и каким-то немыслимым образом приземлил самолет, и я даже не понял, как это получилось.

«Ну как, понравилось?» – спрашивает. А я весь бледный! И так полеты переношу сложно, а тут такое! Подобные предложения полетать мы получали потом не раз, но всегда под предлогом тренировок вежливо отказывались.

 

 

Из бани – в Городище

После службы в армии Трефилов вернулся в Краснодар. А в 29 лет началась тренерская карьера. В 1984 году по приглашению знаменитого тренера, основателя «Кубани» Александра Тарасикова, Евгений Васильевич возглавил молодежную команду этого клуба. С этим коллективом Трефилов проработал целых семь лет. И это едва ли не самое продолжительное время, которое Евгений Васильевич отдавал какой-либо команде. Кроме дубля «Кубани» Трефилов за свою карьеру работал в шести клубах, а в некоторые из них, например, «Ладу» и главную команду «Кубани», приходил дважды.

Однако, пожалуй, самыми необычными стали обстоятельства трансфера в «Россиянку» из Городища в 1992 году. К тому моменту дороги Трефилова и Тарасикова временно разошлись, и Евгений Васильевич был вынужден покинуть гандбол.

– В каждом коллективе случаются разлады, – отметил Трефилов. – Наши отношения обострились в январе 1992 года. Раньше я ходил к Александру Ивановичу на тренировки, мы общались. А тут смотрю, он забрал себе почти всех моих игроков. Вдобавок к основной команде не подпускал, и мы с помощником Тарасикова во время занятий располагались где-то в сторонке на скамейке. Каждое утро Александр Иванович строил команду, и когда некоторым игрокам доставалось, обращался ко мне: «Евгений Васильевич, я правду сказал?» Вся моя роль сводилась к тому, чтобы сказать: «Да!» А потом я шел на стульчик возле пианино, которое стояло в уголочке. За что вскоре получил от девушек прозвище «Пианист». Естественно, это меня не устраивало, и я решил уходить. Хотя были попытки договориться. После ссоры вместе с Тарасиковым проработал ровно один день! Нас приехал мирить Владимир Максимов, вроде бы мы все обсудили. Но на следующий день все то же самое – мне отводилась только роль статиста. Все стало понятно, и я сказал, теперь ухожу точно. Впрочем, случившееся не помешало спустя несколько лет вновь вместе работать. Я пригласил его помогать в «Звезду», а потом и в «Кубань», где он до сих пор трудится.

 

Заслуга по возвращению легенды женского гандбола в профессию принадлежит другой легенде – мужского гандбола – Владимиру Максимову.

– Мы парились в бане, три часа ночи, – вспоминает Трефилов. – И вдруг Максимов спрашивает: «Ты мужик?» «А что такое?» – отвечаю. «Директор птицефабрики из поселка Городище под Волгоградом, Юрий Фролов, создает женскую гандбольную команду. Поезжай туда». А Владимир Салманович человек заводной и других умеет зажечь идеей. Прихожу домой в четыре утра слегка навеселе, говорю супруге: «Танюша, не ругайся, завтра еду в Волгоградскую область тренировать команду птицефабрики» «Иди проспись сначала, – отвечает. – Конечно, поедешь. Курам на смех». А утром я собрал вещички, сел на поезд и поехал в Волгоград.

 

 

Квартира за переход к Акопяну

– Город встретил меня с особенным гостеприимством, – продолжает Евгений Васильевич. – Только прибыл в гостиницу, смотрю, подъезжает «Волга» с крепкими ребятами: «Вас вызывают к Горюнову». Владимир Дмитриевич тогда возглавлял футбольный «Ротор» и спонсировал одноименный гандбольный женский клуб, который тренировал Левон Оганесович Акопян. Хорошо, едем. Захожу в кабинет. Горюнов, с которым у меня и сейчас хорошие отношения, протягивает ключи от квартиры: «Жилье мы уже вам подобрали. Забирайте своих игроков и с завтрашнего дня переходите на работу к Акопяну». Озираюсь по сторонам, охранники Горюнова сидят, как тогда было модно, попивают из банок «Кока-Колу», и вдруг слышу: «Мужик, лучше соглашайся». Я, конечно, все понял, но ответил: «Ребята, сутки назад подписал контракт с птицефабрикой. Поймите правильно, не могу, слово Фролову дал».

В итоге нашли общий язык, водку как раз принесли, а она теплая, еще и жара стоит 40 градусов, но хорошо поговорили и меня отвезли в гостиницу. Остался в «Россиянке». В первый год команда взяла бронзовые медали, потом стала второй, попала в еврокубки. Правда, далеко не прошли – нас выбила венгерская команда. В память врезалась ответная игра в гостях. Маленький зал в Дебрецене, болельщики сидят прямо рядом с площадкой, аншлаг. Шум, гам – они принесли дудки, какие-то другие приспособления. Ничего не слышно, до игроков не докричаться, доходило до того, что руками хватал пробегающую мимо, чтобы сделать замену. В такой атмосфере сложно было удерживать игру, чувствую, вообще не понимаю, что происходит, девушки тоже потерялись. Тот матч мы проиграли, но зато понял, что такое давление трибун и еврокубки.

 

В карьере Трефилова случалось не раз, когда он оставался вне гандбола. В это сложное время Евгений Васильевич не унывал – варил джинсы, перегонял автомобили, торговал бензином. Но каждый раз его возвращали, в том числе, подключали к женской сборной. А потом, с начала 21 века, национальная команда под его руководством стала одной из сильнейших на планете. И теперь понятия сборная и Трефилов едва ли не синонимы.

Но жизнь внесла свои коррективы. Впрочем, это вовсе не значит, что Трефилов уходит из гандбола. Напротив, президент Федерации гандбола России Сергей Шишкарев предложил Евгению Васильевичу стать вице-президентом и курировать весь институт женских национальных команд. А это значит, что уникальный опыт, наработки и профессиональный взгляд, как и прежде, будут востребованы. И мы еще не раз услышим от мэтра меткие высказывания, советы, рекомендации и, конечно, яркие цитаты-афоризмы. И будем верить, что победные традиции нашего женского гандбола продолжатся. При непосредственном и активном участии Трефилова. Ведь по-другому он просто не может.

 

Сергей Приголовкин, Артем Лисовский, «Спорт-экспресс»
Фото:
Reuters, AFP, Андрей Голованов и Сергей Киврин

714
Гандбольные команды Суперлиги

Мужчины

{{team.Name}}
{{team.Name}}

Женщины

{{team.Name}}
{{team.Name}}